БГУЭП: очевидное и невероятное

Проблема
Шрифт

История о том, как «очевидные» выборы нового ректора иркутского нархоза привели к невероятным последствиям.

Новый ректор уже уволил больше 100 человек, увеличивает нагрузку на преподавателей и сокращает их зарплаты, отказывается строить давно обещанное жилье и единоличным решением ликвидирует многие объекты университета. В вузе, тем временем, назревают по-настоящему революционные настроения. 

Безальтернативные «выборы»

Прошедший 2014 год оказался для Байкальского государственного университета экономики и права поистине революционным. Осенью 2014 года ректорское кресло покинул профессор Михаил Винокуров, который руководил вузом предыдущие 27 лет. За время его ректорства нархоз изменился до неузнаваемости: появились новые факультеты, корпуса, дома для сотрудников. При этом зарплаты у преподавателей БГУЭП всегда были в 1,5-2 раза выше, чем у их коллег из других иркутских университетов и институтов. По итогам всероссийского рейтинга вузов, в 2014 году БГУЭП занял 154 место из 1531, был признан вторым в списке лучших университетов области и оказался на 24 месте среди экономических университетов.

Со своего поста Винокуров ушел спокойно, без скандалов и лишь по одной причине – пенсионный возраст. При этом экс-ректор остался преподавать в родном университете, стал его научным руководителем с сохранением ректорского оклада – таково было решение Ученого совета.

Вскоре освободившийся ректорский пост занял  первый проректор университета – Александр Суходолов. Давний товарищ Винокурова, его протеже, преемник, бессменная правая рука и соавтор многих научных трудов – все в одном флаконе. 24 октября 2014 года Суходолов был избран ректором «на альтернативной основе». Но название выборной процедуры себя не оправдало – на самом деле альтернативы профессорско-преподавательскому составу бывшего нархоза практически не оставили. Кандидатура Суходолова уже тогда многим показалась весьма и весьма спорной. Кто-то ставил ему в вину тот факт, что он никогда не преподавал в вузе – за его плечами только недолгая работа в СО РАН и «срок» в канцелярии правительства Иркутской области. Другие посчитали его несерьезным ученым, несмотря на наличие докторской. Поэтому кто-то даже сомневался в организаторских и руководительских способностях порой заносчивого и категоричного первого проректора – за глаза его даже именовали «первым прокуратором». Но с другой стороны, за него ручался Михаил Алексеевич, да и «первый кандидат» сам же клятвенно обещал, что в случае избрания продолжит политику своего предшественника и не отступит от нее ни на сантиметр. В итоге – 89% проголосовали за кандидатуру Суходолова, и 18 ноября новый ректор приступил к обязанностям.

Экономика должна быть экономной

И первые же дни работы Александра Петровича в новом статусе стало понятно: как было раньше, уже не будет. 

Суходолов  тут же начал какую-то странную модернизацию вуза. Причем «системой» политику Суходолова назвать можно было весьма условно. Ректор взялся увольнять подчиненных, в причинах указывая: «За недоверие». Педагоги и служащие вуза в недоумении пожимали плечами: «Ну как будто президент губернатору отказывает». С такой «президентской» формулировкой «ушла», например, вся канцелярия вуза. Казалось бы, ничего необычного – новая метла по-новому метет. Но ведь Александр Петрович клятвенно заверял следовать курсом своего наставника? 

На все упреки ректор справедливо заявлял: «В сложные времена вуз должен экономить, тем более что мы сами учим студентов экономике». А тут еще и вышли президентские указы, требующие «оптимизировать деятельность вузов» - вплоть до значительного сокращения штата. Так что Суходолов смог развернуть кампанию по сокращению расходов с чистой совестью. Однако это опять вызывало сплошное недоумение. 

Например, под оптимизацию попал университетский профилакторий на Байкальском тракте. Его деятельность была прекращена, а сотрудники уволены без объяснения причин. Затем новый ректор приказал изъять из фонда вузовских библиотек всю художественную литературу – мол, нечего на нее время и деньги тратить. Заведующую библиотекой Федорову и ее заместителя, которые рискнули выступить против такого приказа, тоже уволили. Затем новый ректор замахнулся на физкультурный комплекс в Лисихе. Тут история повторилась: «закрытие без объяснения причин – получите приказ об увольнении на руки – распишитесь – до свидания». Но если без отдыха в профилактории еще можно обойтись, то оставить огромный вуз без собственного спортзала – апофеоз «оптимизации». Где будут заниматься физкультурой студенты, до сих пор, кроме ректора Суходолова, не знает никто. 

Потом была прекращена деятельность учебного здания университета на бульваре Постышева, следом Александр Суходолов и его команда обратили внимание на гостиничный комплекс вуза в 130-м квартале. Это здание строилось бывшим ректором Винокуровым специально как база для практических занятий студентов по специальности «гостиничное дело». После завершения строительства его нужно было передать в федеральную собственность вместе с землей, чтобы потом оформить в оперативное управление – такую процедуру проходят все новые объекты университета. Начальник юруправления вуза, как и предполагалось, такой передачи добилась. Однако в ходе судебного заседания представитель ректора Суходолова Баранов внезапно выступил резко против передачи гостиницы в федеральную собственность. В результате сегодня полностью достроенный объект площадью в 800 квадратов простаивает. Но оппоненты ректора уверены: долго это не продлится, на такой лакомый кусок всегда найдутся претенденты, и скоро гостиница уплывет на сторону.

Под угрозу закрытия попали библиотека и читальный зал на Советской, 45.

– В общежитиях совершенно невозможно заниматься – нет ни тишины, ни столов-стульев, ни освещения, – говорит студентка Александра Жарикова. – Если библиотеку закроют, это приведет к снижению успеваемости. 

Пока проректор по воспитательной работе Алексей Скавитин пообещал, что библиотека как работала, так и будет работать. Но у студентов все же есть сомнения: вдруг ее ожидает судьба ФОКа или учебного корпуса на Постышева. 

Последней каплей стал отказ от строительства двух жилых домов для преподавателей на улице Партизанской. Этот проект прежний ректор Винокуров продвигал не один год. Вуз сам не строил, он готовил для этого все условия. Но в апреле этого года стало ясно: никакого дома не будет. 

Действительно – прокуратор?

По вузу поползли слухи, что новый ректор затребовал список всех, кто выступал против его предложений на Ученом совете. Потом странным образом «оппозиционеры» просто увольняются. Слухи слухами, но за короткий период руководства Суходолова из нархоза ушли сами или не сами более 100 сотрудников. 

Потом реформатор Суходолов навязал кафедрам увеличение обязательной преподавательской нагрузки. При этом часы преподавателей у магистрантов сравняли со специалитетом.

– Это в корне неправильно, – с возмущением высказываются преподаватели БГУЭПа, – годами была такая система: час работы со студентами специалитета приравнивался к полутора часам работы с магистрантами. Это правильно: в магистратуре гораздо больше нагрузки, в разы. Сейчас у нас почти у всех не будет хватать обязательной учебной нагрузки, а значит, нам будут сокращать зарплату. 

Потом новый ректорат взялся за надбавки за звание «ведущий профессор» и «заслуженный профессор». Своим решением Суходолов отменил всякие доплаты за «ведущего», причем решение, по сообщению преподавателей, принималось ректором единолично – а это прямое нарушение устава университета.  И только после вмешательства профессуры с угрозами открытого скандала надбавки за «заслуженного» удалось сохранить. Но на время. При этом никаких сокращений зарплатного фонда у руководства вуза в обозримом будущем не планируется. 

Разумеется, запуганные преподаватели и специалисты попытались искать защиты у нынешнего научного руководителя Михаила Винокурова. Но оказалось, что Суходолов не только затеял свою странную модернизацию, но и разорвал все связи с бывшим патроном. Михаил Алексеевич внезапно впал в немилость с первого же дня работы нового ректора. Ранее улыбавшийся Винокурову Суходолов, удобно устроившийся в его же кресле, несколько недель отказывался подписывать с профессором трудовой контракт. Когда же документ все же подписали, Суходолов стал по-другому «приструнять» бывшего шефа. Увидев, что предшественник смело и открыто заявляет о своем несогласии с новой политикой, Суходолов стал заявлять о том, что должность научного руководителя бесполезна, зарплата у Винокурова большая – надо бы его тоже пустить под оптимизацию.

Чуть позже новый ректор обвинил Михаила Алексеевича в том, что он распространяет анонимки, порочащие ректорат. В ответ на это Винокуров написал открытое письмо в свою защиту и распространил его в вузе.

- Я прежде всего извиняюсь перед своими коллегами, что 3,5 года назад привел безработного Суходолова в наш вуз, – говорит Михаил Винокуров. – Это было моей грубейшей ошибкой, я ее признаю. Сегодня ректорат жалуется на отсутствие финансов, но БГУЭП всегда славился тем, что он сам умел зарабатывать деньги. Мы пережили ни один финансовый кризис. Нужно отстаивать увеличение финансирования, искать другие пути зарабатывания денег, а плакаться на отсутствие финансов, запугивать, бросать объекты, увольнять сотрудников – это последнее дело.  Я намеревался и дальше работать на благо родного вуза, но при нынешнем руководстве я этого делать не могу – их политика приведет к необратимым потерям. Вплоть до прохождения аттестации. Это должны понимать все. Неужели желание мне насолить выше здравого смысла?

Хуже всего то, что сейчас возобновились разговоры об объединении ИГУ и БГУЭП. Когда-то Михаил Винокуров сумел отстоять нархоз – и слияние двух вузов, за которое открыто ратовало правительство Иркутской области, не состоялось. Несогласные с политикой Суходолова заявляют: он намеренно ослабляет вуз – распродает, урезает профессорский состав, чтобы это объединение все же состоялось. Разумеется, на выгодных для амбициозного «прокуратора» условиях. 

P.S. В ходе подготовки этого материала взять комментарий второй стороны – действующего ректора или его сторонников – не удалось. Они отказались от общения, ссылаясь на то, что «все это не так».

Фото с официальной страницы вуза "ВКонтакте"

 

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции