Пинок в светлое будущее

Проблема
Шрифт

Жителей Спортивного переулка хотят насильно переселить в новые квартиры. Как и для чего в Иркутске добротные дома в одночасье признаются аварийными?

 

Шок под елочку

2015 год начался для жителей четырех домов в Спортивном переулке с большого новогоднего «сюрприза» - за несколько дней до праздника их уведомили о предстоящем сносе родного жилья в связи с признанием его аварийным и подлежащим расселению.

- Шел я домой с работы, смотрю: бумажка какая-то висит на стене, глянул – глазам своим не поверил, - рассказывает житель дома № 3 Владимир Панасенко. – Какое аварийное жилье? Да наши дома еще для внуков моих сгодятся.

Пребывающие в состоянии тихой паники стали атаковать администрацию Свердловского округа, где их ждал еще один шок: оказывается, жилье признали аварийным еще в 2005 году на основании решения межведомственной комиссии. Ответ на официальный запрос в комитет по градостроительной политике Иркутска сильно ситуацию не прояснил. В бумаге за подписью начальника департамента градостроительной политики  Алексея Грешилова (имеется в распоряжении редакции) подтверждалось, что межведомственная комиссия провела обследование 12 августа 2005 года и выдала акты о признании аварийными домов № 1, 3, 5а и 5б по Спортивному переулку. Дома подлежат расселению и сносу до 30 июня 2016 года  в соответствии с муниципальной адресной программой «Переселение граждан из аварийного жилого фонда города Иркутска в 2013-2016 годах».  Тут же для солидности – послание в направлении Федерального закона № 185 от 21.07.2007 года «О фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства». И больше никаких объяснений.

Короче – всех благ, пакуйте чемоданы. Чиновники не сказали, что это за сверхсекретная комиссия, которая умудрилась обследовать дома и выдать заключения об их состоянии, будучи незамеченной жильцами. Ну просто Джеймс Бонд и Мата Хари в одном флаконе. До сих пор неясно, по какой причине о решении комиссии обитателям переулка «забывали» сказать  долгие 10 лет.  

Все это время, кстати, дома жили обычной жизнью – красились фасады, ремонтировались крыши и канализация, откачивались септики и чистился водопровод. Последний раз капитальный ремонт делали всего три года назад – в 2012 году, и тогда ни коммунальщики, ни городские власти о скором сносе «псевдо-развалюх» ничего не говорили, а исправно ремонтировали муниципальные дома. Сами жители тоже не сидели – делали хороший ремонт, заказывали дорогую встроенную мебель – и ни один человек ни разу не жаловался на состояние дома.

- Дома наши деревянные, мой построен в 1905 году руками моего дедушки. Но вы не думайте, что они старые, они крепкие и добротные. Когда подпол чинили, две пилы сломали. Здесь все литое, натуральная лиственница, раньше же строили на века. Не то что нынче коробушки панельные, - такими словами пенсионерка Людмила Ломакина сегодня встречает всех своих гостей.

Бывшая учительница английского  готова на двух языках объяснять всем и каждому:  это ее родной дом, который должен перейти по наследству к внучкам. В нем жили ее предки, а теперь живут воспоминания. В нем ей уютно, тепло и хорошо. Если думать более приземленно – то и в ремонт своей квартиры пожилая женщина вложила немало денег.  

Решительно против переселения настроены абсолютно все соседи пенсионерки. Из 16 семей, живущих сегодня в переулке, уезжать не хочет никто.  Здесь у каждого свой участочек земли – пусть и небольшой, но все же. Перед домом есть «зеленая зона», где  кто-то посадил яблоню, а кто-то несколько елочек. Каждая семья готова продемонстрировать любому чиновнику, какой угодно комиссии  абсолютно гладкие стены без трещин и целые несущие конструкции.

В семье Панасенко ремонт завершился буквально несколько месяцев назад. В копеечку хозяевам влетело все – начиная от дорогих обоев, заканчивая заказной встроенной мебелью. Никто же не знал, что их родной дом уже очень скоро угодит под стенобитную машину и бульдозер. Вместе с тщательно поклеенными обоями и удобными шкафами-купе.

- У нас тоже ремонт, все сделали под себя, - вздыхает соседка Людмилы Ломакиной  Елена Матвиенко. –  Живем здесь столько лет, удобно добираться в любой конец города, на работу ездить в центр. А из удаленного «спальника» как ездить будем? У нас сыну 11 лет, он тут в школу ходит. Это же великий стресс для ребенка сейчас учебное заведение менять. Он очень переживает, о нем кто-нибудь подумал?

Эти люди уже больше месяца живут одной мыслью – во что бы то ни стало защитить свои дома. Людмила Ломакина днем и ночью штудирует постановления, законы и программу о переселении из ветхого и аварийного жилья. Получается, как в поговорке «Чем дальше в лес – тем толще партизаны».  Например, на сайте «Реформа ЖКХ» указана совсем другая дата расселения домов в Спортивном – 31 декабря 2015 года. Однако сама Людмила Николаевна – лучший пример того, что вся эта история с переселением просто до верху наполнена нарушениями закона. В 2007 году, когда дом уже два года носил статус «аварийного», пенсионерке каким-то чудодейственным образом удалось приватизировать свою квартиру. При этом закон категорически запрещает приватизацию аварийного жилья. В 2012 году, испугавшись подползающих изменений в системе оплаты капитального ремонта, Людмила Ломакина квартиру деприватизировала.

- Причем далось ей это нелегко, - рассказывает руководитель регионального центра общественного контроля «ЖКХ контроль» в Иркутской области Анна Дюкарова. – Пройти пришлось не через один суд. И вот что любопытно – сначала окружная администрация наотрез отказывалась депреватизировать жилье. Потом они резко сменили гнев на милость и заявили, что «каждый может ошибаться». Полагаю, что просто нашли тот самый акт о признании дома аварийным и решили не светить сильно своим проступком с разрешением приватизации.


Чей заказ?

Многие жильцы и вовсе не верят в существование актов той самой межведомственной комиссии. Большинство из будущих переселенцев поневоле считают, что вся эпопея – это фикция, а бумаги «состряпали» задним числом. Глядя на  эти крепкие дома, невозможно представить, как специалисты в здравом уме могли признать их негодными для проживания без каких-либо указаний свыше.

Между тем действующее законодательство детально регламентирует процесс признания помещений непригодным для проживания, а домов – аварийными. Есть даже особое положение «О признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции», утвержденное постановлением правительства № 47 от 28.01.2006. На момент начала всей этой истории, в 2005 году, действовало почти аналогичное положение «О порядке признания жилых домов (жилых помещений) непригодными для проживания», утвержденное постановлением правительства № 552 от 04.09.2003 года.

Сейчас критерии отнесения помещений к нежилым, а домов  к аварийным прописаны в самом положении. 10 лет назад члены комиссии должны были руководствоваться нормами СанПиН 2.1.2.1002-00 «Санитарно-эпидемиологические требования к жилым зданиям и помещениям», утвержденные главным государственным санитарным врачом РФ 15 декабря 2000 года. Требования простые: дом считается аварийным, если повреждены его несущие конструкции, стены, балки – все, что может в итоге привести к разрушению. Другие незначительные дефекты не могут послужить причиной признания жилого помещения непригодным для проживания. Ничего этого в Спортивном переулке нет и в помине, но на официальном сайте «Реформа ЖКХ» значится: причиной для включения домов в реестр аварийных послужил именно физический износ зданий – если верить порталу, то в этих домах он составляет больше 66 %.

Уставшая бегать по инстанциям пенсионерка Ломакина говорит, что их «заказали». Просто кому-то приглянулся участок земли с удобным положением – здесь можно отстроить все, что угодно – очередной супермаркет, торгово-развлекательный центр или ресторан…

- Очень хочется взглянуть в глаза человеку, которому приглянулась наша родная земля и из-за которого разрушатся наши дома и, можно сказать, жизни, - говорит Людмила Ломакина.

Но, разумеется, возмущенным людям его имя никто и никогда не назовет, прикрываясь отписками и разговорами о благой цели переселения. Попытался получить хоть какую-то информацию и Irksib.ru: в администрации Свердловского округа посоветовали обратиться в департамент градостроительной политики и в ОАО «Иркутскгражданпроект». В последней инстанции новость о предстоящем скором сносе дома подтвердили, но за подробной информацией вновь отправили в администрацию Свердловского округа и тот же департамент градостроительной политики. Ответ оттуда, подписанный его начальником Алексеем Грешиловым, имеется. Все, круг замкнулся.

- К сожалению, такая ситуация в Иркутске происходит далеко не в первый раз, - объясняет  советник уполномоченного по правам человека в Иркутской области Татьяна Орешкина. - Мы много раз сталкивались с таким. Это все проистекает от порочности нашего законодательства, и людей, вершащих это законодательство. Слишком много постановление правительство дало в этом вопросе полномочий местным властям.

Советник омбудсмена обращает внимание на то, что в соответствии с тем самым старым положением, утвержденным постановлением № 552, подать ходатайство мог довольно широкий круг лиц – принимались заявления от собственника или  его представителя. Поводом для создания межведомственной комиссии могло послужить указание органа исполнительной власти региона либо органа местного самоуправления или представления органов государственной санитарно-эпидемиологической службы, государственной противопожарной службы, государственной жилищной инспекции, или даже заявление других граждан. Ныне действующее положение существенно сократило этот круг заявителей – теперь правом на заявление о признании дома аварийным обладает собственник либо наниматель жилого помещения в этом доме и органы жилищного надзора.

- При этом люди сами приходят и подают ходатайства, годами ждут, надеются и чуть ли не молятся о том, чтобы их дома расселили, а тут такая история, - продолжает Орешкина. - В сложившейся ситуации действительно просто лоббируются чьи-то интересы, причем почти открыто.

Чтобы убедиться в справедливости ее слов, далеко ходить не нужно – буквально в двух шагах от Спортивного переулка, на улице Фурманова располагаются видавшие виды дома барачного типа.

- Эти скворечники и домами-то назвать трудно, - говорит Людмила Ломакина. – Они так обрадовались, когда узнали о нашем переселении, думали вот-вот и к ним придут. Ну не тут-то было. До сих пор им никто переезд не предлагает.


Навеки городские

По Жилищному кодексу РФ все региональные и муниципальные адресные программы (сейчас их в нашем регионе сразу три)  по расселению ветхого и аварийного жилья утверждают, что при переселении граждан им должны предоставляться аналогичные по площади и уровню благоустроенности жилые помещения. То есть, если у вас дом в 70 квадратов, значит, вам и должны предоставить квартиру в новом доме все той же площади – 70 квадратов. При этом количество прописанных или фактически проживающих никак  не влияет на количество  квадратных метров в новой квартире.  Больше можно, меньше – нарушение.  

Квартиру могут дать новую или купленную на вторичном рынке. Сегодня в Иркутской области «вторичку» при расселении авариек никто не дает – дешевле построить  самим, чем купить по рыночной цене в проверенном и хорошо себя зарекомендовавшем доме. Не учитывается и другой немаловажный фактор – район. Переселенцев могут отправить  в любой район в границах города: хоть в Жилкино, хоть в Ново-Ленино, хоть в Топкинский.  Здесь сейчас как раз ведется активное строительство.

Для людей, которые всю жизнь прожили в Глазково, это все равно что переселение на Луну. Плохо будет всем – и пенсионерам, и работающим. Личные автомобили есть далеко не у каждого.

- Однако самое плохое даже не это, - рассказывает Анна Дюкарова. – Хуже всего то, что люди уже не смогут приватизировать свое новое жилье – 1 марта приватизация заканчивается. Большинство из обитателей переулка прожили в этих домах всю жизнь, но сейчас там 100% жилого фонда – муниципальная собственность. Поэтому, можно сказать, руки у администрации развязаны. А новые квартиры так навсегда и останутся в собственности города, а у их жильцов в социальном найме. И еще неизвестно, сколько этот найм с нынешним взбалмошным курсом рубля стоить  будет. Мало того, что загонят стариков на 10 этаж, так у них еще и пенсии на оплату соцнайма может не хватить.

Единственное  верное решение  в этой ситуации – исковое заявление в суд о признании недействительным тех самых актов межведомственной комиссии, датированных августом 2005 года. При условии, разумеется, что их удастся отыскать. Татьяна Орешкина еще советует заказать и независимую экспертизу домов. А Анна Дюкарова добавляет: собираться нужно всем без исключения жителям переулка, а если сидеть сложа руки – переезд из родных квартир не заставит себя ждать. И через несколько месяцев чиновники в очередной раз браво отчитаются о выполнении поставленной задачи, рассказывая о предоставлении «несчастным» новых благоустроенных квартир и билета в светлое будущее.

 

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции