Почему нас некому будет лечить?

Проблема
Шрифт

Странно, когда правительство Иркутской области рапортует о головокружительных успехах в оздоровлении Приангарья, а скорая помощь к увядающему на глазах ребенку едет два с половиной часа. Не менее странно слышать рассказы о колоссальных денежных вливаниях в здравоохранение, когда в больницах нет денег на катетеры и хирурги вынуждены приостанавливать плановые операции. Мы хотим, чтобы читатель понимал, из-за чего могут сбыться опасения главврачей, выраженных в простой формулировке: «Боюсь, у меня вообще скоро некому будет работать».

 

Под крылом области

Больше трех лет назад общественность Иркутской области была взволнована новостью о том, что все районные больницы «уйдут в регион». Масштабная реформа была запущена в 2012 году, велась постепенно и завершилась только 1 января 2014 года. И если раньше серьезные выводы делать было нельзя из-за незавершенности процесса, то теперь время пришло. Смог ли областной минздрав справиться со свалившимся на его голову хозяйством? 

Искать ответ на этот вопрос нас подтолкнула противоречивая оценка этого преобразования во время старта «медицинской революции». Иркутские медики боялись, что им урежут зарплаты, население с тревогой ждало очереди из-за притока новых больных, а власть увещевала, что население наконец перестанет быть заложником муниципальных границ. То есть, например, житель ЖК «Луговое» после ухода медицины под крыло области мог не дожидаться скорой из поселка Дзержинск Иркутского района, куда относятся дома этого комплекса, а ждал помощь из Иркутска. Также упоминалось, что, став одним целым с областью, районные больницы смогут без труда участвовать во всевозможных федеральных программах, которые ранее обходили их стороной. 

Но при сегодняшнем ближайшем рассмотрении выясняется, что некоторым больницам жилось легче в тандеме с городом, а не областью. Об этом мы узнали из личной беседы с несколькими главными врачами. К сожалению, назвать подконтрольные им больницы, равно как и фамилии, мы не можем –  медицинское сообщество отказало нам в официальных комментариях без предварительного согласования их прямой речи с региональным министерством здравоохранения. На это есть основание - письмо от 23.07.2013 года за подписью министра, где четко прописано, что любая информация, касающаяся комментирования по любым вопросам, связанным с деятельностью больниц, идет через пресс-службу. Почему прямую речь главврачей цензура Серого дома не одобрила бы, вы поймете далее.

Берите то, что вам не нужно

- Несколько лет назад коллектив выбрал меня главврачом. Как раз перед тем, как мы отошли к области. От перехода в ведение регионального министерства здравоохранения мы ждали решения наших застарелых проблем, тем более как раз начала реализовываться программа по модернизации здравоохранения в стране. Больницы направляли в адрес областного минздрава заявки, в которых указывали свои нужды. Понятно, что почти за 30 лет существования у нас их накопилось множество, хозяйство большое, все износилось. Мы - крупная детская больница, к нам приписано около 30 тысяч деток. В свою заявку  в 2012 году мы включили ремонт помещений, покупку оборудования, но в итоге деньги выделили лишь на малую часть мероприятий. И даже с тем малым, чего удалось добиться у минздрава, получилась какая-то путаница -  наша больница и некоторые другие получили то, что им не нужно. Например, ожидая передвижной рентген, который станет заменой старому аппарату 1987 года выпуска, наша больница получила огромный стационарный рентгеновский аппарат, который больше подходит для крупных больниц, НИИ. С ним по детским палатам не походишь, он был у нас не востребован. Поэтому свой аппарат мы отдали взрослой городской больнице, а ждать замену устали и нашли помощь у бизнеса. Один благотворительный фонд в прошлом году выделил нам больше 4 миллионов рублей, на эти деньги приобретено 12 единиц оборудования, и в том числе рентгенодиагностический передвижной аппарат стоимостью 550 тысяч рублей.

Отдельная история у нас произошла с томографом (МСКТ - мультиспиральный компьютерный томограф), его мы также включали в свою заявку и должны были получить по программе «Совершенствование медицинской помощи детям, пострадавшим в ДТП». Но неожиданно для нас минздрав решил вместо выделения нового томографа «в целях эффективного расходования средств» передать часто ломающийся б/у томограф из взрослой городской больницы № 1 (распоряжение минздрава ИО от 29.05.2014 №1040 МР).

Тогда я не согласился с такой позицией и попросил новый томограф. Одобрение было получено, но условия остались прежними – как и где его устанавливать должна была решать сама больница. То же самое распоряжение областного минздрава гласило «обеспечить подготовку помещения для монтажа томографа в соответствие со всеми нормами». За сухой формулировкой крылась колоссальная работа, масштабы и затраты на которую наверху, видимо, не понимают. Ради томографа было необходимо полностью перепланировать первый этаж травмоцентра, утолщать пол, стены. Это необходимо было делать из-за радиации, испускаемой аппаратом.  Также стояла задача провести на первый этаж кислород и, самое главное, провести высоковольтный кабель для работы томографа. Только за эту работу энергосети запросили 2,5 миллиона рублей. В целом же, по нашим расчетам, речь шла о шести миллионах рублей. Откуда у детской больницы такие деньги, если на весь год нам выделяется 5 миллионов на хозрасчет?

Благотворители – Область: 2:0

- И опять нам помогли благотворители, на этот раз - нефтяники. Компания сама провела экспертную оценку, перепланировку, прокладку кабеля, все ремонтные и отделочные работы. Сотрудники были настоящими волонтерами, приезжали к нам после своих смен, работали до ночи. Благодаря такому отношению за рекордный двухмесячный срок все было закончено. В декабре прошлого года мы торжественно открыли наш обновленный первый этаж и теперь, если честно, все другие отделения больницы смотрятся убого по сравнению с травмоцентром. Мечтаем, чтобы везде была такая красота.

С помощью нефтяников нам удалось решить еще одну, пусть и не такую масштабную, но уж точно постыдную проблему – дети с мамами ютились на кроватках, панцирная сетка в которых прогибалась чуть ли не до пола. Десятки жалоб от родителей лежали у нас. В 2013 году было приобретено 60 медицинских кроватей для взрослых и 15 для детей. 

Также занятно, что, требуя от нас установки видеонаблюдения по программе «Антитеррор», областное министерство не рассказало, на какие деньги мы это будем делать. Пришлось снова собственными усилиями устанавливать видеокамеры. Ощутимой поддержки и понимания от регионального минздрава мы не видим. 

Прямо сейчас мы оказались в очень непростой ситуации - закончились расходные материалы, необходимые для проведения операций. Подорожало абсолютно все, помощи ждать особо неоткуда, поэтому придется снова самим изыскивать средства – сократим себе зарплату, будем экономить на питании пациентов.

Некомпетентную работу прикрывают проверками

10 марта, когда материал готовился к выпуску, один из наших собеседников сообщил, что в его больницу направлена большая проверка из Иркутска. Мы предполагаем, что проверка будет выявлять, кто в отдельно взятой больнице виноват в резком скачке курса доллара и из-за кого медики сами вынуждены искать средства на катетеры. Всем сотрудникам учреждения до завершения проверки запретили давать любые комментарии.

Скорее всего, комиссия найдет виноватого среди персонала. Нужно ведь отчитаться, что ситуация в медицине у нас под контролем министерства. 

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции