Барако-"разводный" процесс

Проблема
Шрифт

Мэрия Иркутска предложила жильцам аварийного дома искать новое жилье за собственный счет. 

 

Вечная времянка

Уже  почти 20 лет жители восьмиквартирного дома №  43/1 на улице Депутатской живут в постоянном страхе. Их небольшой домик в буквальном смысле слова трещит по швам и в любой момент может рухнуть на всех своих обитателей.

 - Вот видите эту отметку на трещине? - демонстрирует стену здания жительница Надежда Хованская. – Я ее поставила здесь в марте 2014 года, ровно год назад. За это время трещина увеличилась вдвое – с 3 до 6 сантиметров. Это, между прочим, несущая стена.

Впрочем, ничего удивительного – дом уже давным-давно пережил свой 50-й юбилей.  Он строился в 50-е годы в качестве временного жилья для семей геологов. По сути, дом являлся просто временным бараком: предполагалось, что срок эксплуатация такой «времянки» – не более 25 лет. Но, как известно, в России нет ничего более постоянного, чем временное. Старожилы дома говорят: первые повреждения конструкций появились давно, но тогда на них еще мало кто обращал внимание. Сегодня почти все стены дома покрыты глубокими и длинными трещинами. Здание стало настолько хрупким, что любая малейшая встряска способна нанести уже непоправимый вред. При этом дом расположен в непосредственной близости от трамвайных путей – трамвай ходит мимо стен здания десятки раз за день, и каждый раз хлипкую конструкцию трясет, как при десятибалльном землетрясении.

- Наш дом на тюльпан похож, - со вздохом заявляет Надежда Хованская. – Стены расходятся в стороны, как цветок распускается. Все это непременно рухнет. Вопрос в том – когда? И с какими последствиями?

Как инженер-строитель Надежда Хованская прекрасно понимает: жить в таком доме крайне опасно. В доме проживают девять семей, среди них дети, пенсионеры. Все они каждый день с ужасом взирают на крышу родного дома, будто ожидая судного дня. Но достучаться до городских властей оказалось непросто. Даже при условии, что здание уже дважды получало статус аварийного дома. 

В списке не значится

Первый акт о признании дома на Депутатской, 43/1 аварийным был составлен еще 18 лет назад – в 1997 году. Но в те далекие времена государственной программы расселения еще не существовало и в помине. Помощи ни от государства, ни от местных властей ждать не приходилось. О том, что в сумрачные 90-е жители дома смогут произвести масштабный капремонт за счет собственных средств, речи тоже не было. Поэтому, по словам Надежды Хованской, ее соседи просто убрали важное заключение с глаз долой и забыли о нем на долгие годы.

- Я несколько лет назад вернулась в родной Иркутск из Приморья, переехала в родительскую квартиру, - рассказывает активистка. – И сразу поняла: домом нужно заниматься.  Раз у нас сейчас действует специальная программа переселения на всех уровнях. 

Потянулись долгие походы по инстанциям за сбором документов. Заключения, справки, заявления, замеры. И снова по кругу. 

По действующему законодательству, чтобы признать дом аварийным, нужно получить положительное заключение специальной межведомственной комиссии специалистов. Есть даже особое положение «О признании жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции», утвержденное постановлением правительства № 47 от 28.01.2006.  При этом требования законодательства постоянно меняются, поэтому добиться внимания межведомственной комиссии жителям Депутатской удалось только в июне 2012 года (имеется в распоряжении редакции). Комиссия под председательством тогдашнего заммэра Евгения Девочкина подписала заключение о признании дома аварийным. 28 июня 2012 года решение комиссии было оформлено распоряжением «О признании дома аварийным и подлежащим сносу», как того и требует действующее законодательство.  6 июля 2012 года жители Депутатской получили уведомление, в котором говорилось: их дом будет снесен в течение полутора лет. Обрадованные жильцы стали ждать, когда же им начнут предлагать варианты нового жилья, но, оказалось, радоваться они начали слишком рано. В мэрии спустя несколько месяцев пояснили, что дом за счет средств муниципального бюджета никто расселять не собирается.   

Обескураженным несостоявшимся переселенцам чиновники заявили: дом аварийным признан, сносу он подлежит, а вот решать вопрос с приобретением нового жилья придется самостоятельно. Аргументов в пользу такого заявления у сотрудников мэрии оказалось два. Во-первых, для включения в муниципальную программу необходимо было получить статус аварийного до 1 января 2012 года. Во-вторых, в доме всего две муниципальные квартиры, остальные - жилье частное. Мол, спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Покупайте жилье сами или ищите инвестора, у администрации денег нет. 

Действующий ЖК РФ в статье 32 гласит: снос аварийного дома производится «за счет собственников и администрации при наличии в здании муниципальных квартир». Если в указанный срок собственники не произвели снос дома и не исполнили предписание администрации (чего на практике не бывает), то участок земли под домом поступает в распоряжение мэрии. А квартиры у собственников при этом либо выкупаются, либо они получают взамен жилье равнозначной квадратуры и уровня комфортности. Администрация же получает все права на участок земли.

- Закон ясно указывает на то, что квартиры должны предоставляться за счет местной власти, им на это деньги и выделяются из федерального бюджета в рамках реализации программы, - уточняет руководитель регионального центра общественного контроля «ЖКХ контроль» в Иркутской области Анна Дюкарова. – Власти ведут себя неправильно. Просто какой-то «развод», говоря современным сленгом. 

Помимо того, сегодня в Иркутской области действуют сразу три программы по расселению ветхого и аварийного жилья, а своя собственная целевая адресная  программа «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда в 2013-2016» продлена до 2016 года включительно, и прекращать ее действие пока никто не собирается

Тем не менее все походы активистов Депутатской в мэрию заканчиваются одним и тем же – сообщениями  «для вас денег нет». К такому ответу здесь уже привыкли, иного даже не ждут.

- Мы пробовали найти инвестора, и нам это даже почти удалось, - замечает Надежда Хованская. – Но потом, когда инвестор увидел, что к нашему участку земли примыкает еще два здания социальных учреждений, он быстро включил «задний ход». Такой участок земли никого не интересует, видимо, поэтому мы в муниципальную программу и не попали.

Пытались жильцы многострадальной «времянки» и опротестовать решение «расселения за свой счет». В администрации в ответ на запрос о мотивации такого решения им предоставили невнятное объяснение – теперь уже за подписью нового заместителя мэра Евгения Харитонова (имеется  в распоряжении редакции). Бумага – по сути, отписка, с перечислением всех статей ЖК, в которых, кстати, говорится о том, что в доме, подлежащем сносу, квартиры у собственников выкупаются.

Немного дало и обращение в прокуратуру – сначала надзорный орган вынес определение в адрес администрации, потребовав внести дом в реестр муниципальной программы переселения. Заместитель  прокурора Иркутска Прушинский подтвердил, что администрация города нарушает права собственников жилья. Но затем прокуратура свое определение отозвала. И замолчала. 

Отчаявшиеся жильцы написали президенту, и снова «осечка» - из администрации главы государства обращение спустили в правительство Иркутской области, а там – в администрацию Иркутска. Замкнутый круг. 

Переписка с администрацией продолжается. Абсолютно идентичные ответы с рефреном «вы в списках не значитесь» Надежда Хованская складывает в отдельную папку – там таких писем накопилось уже несколько десятков. По мере того, как множатся отписки от муниципалитета, у жителей Депутатской тает всякая вера в действующую власть. Продать квартиру в рушащемся доме тоже невозможно, значит, нет еще и надежды на то, что когда-то получится жить, не боясь, что в любой момент на голову может рухнуть крыша. Это далеко не единичный случай, таких домов в Иркутске немало. Картина получается такая: если участок малопривлекательный, то и бараком никто не интересуется – и с каждым днем таких полуразрушенных домов становится все больше.

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции