Как убивают иркутскую "молодежку".

Проблема
Шрифт

Часть первая. Кадрово-организационная.

 

По данным Иркутстата, только в 2014 году из Иркутской области уехало 70 402 человека.  На сайте статистики есть еще одна интересная строка – количество жителей области в возрасте от 20 до 24 лет. В 2012 году у нас было 207 тысяч человек такого возраста, в 2013 году - 193 тысячи, а 2014 - уже 176 тысяч. Минус 31 тысяча молодых людей и девушек, уехавших из Приангарья всего за три года. И динамика страшная. Примечательно, что люди более зрелого возраста уже никуда в большинстве своем не едут. Видимо, адаптируются.  

Проблему не увидит только слепой. Например, депутат Госдумы Сергей Тен считает это огромной бедой Приангарья. «На данный момент отток молодежи является одной из серьезнейших проблем. Особенно это актуально применительно к абитуриентам. Зачастую молодые люди покидают родной город, полагая, что более крупные центры дадут им куда больше возможностей», - считает депутат. Противостоять оттоку должна продуманная и последовательная работа министерства физической культуры, спорта и молодежной политики. Но почему эта задача оказывается ему непосильной? Ответы есть - ИркСиб выявил пять признаков того, что «молодежку» планомерно убивают. 

Признак первый: кадры разбегаются

Грубейшие просчеты в кадровой политике – это то, что характерно для всего срока правления губернатора Сергея Ерощенко. Вспомним Торопова, Литвина… Череду сменяющих друг друга министров и главных фигур в лесной отрасли региона. В этот ряд не хочется ставить Павла Никитина, но на вопрос, почему губернатор на ключевой в молодежной политике пост определил профессионального военного, до сих пор ответа нет. Павел Никитин в свою очередь имеет собственные взгляды, кого и куда ставить управленцами в «молодежку». Результат есть – работать становится некому.

Примерно год назад в управлении молодежной политики Иркутской области появился новый руководитель. По настоятельной протекции сменившего Игоря Иванова нового министра Павла Никитина на этот пост назначили весьма привлекательную Юлию Ищенко. Новый  шеф иркутской «молодежки» - человек очень хорошо известный в культурной сфере Иркутска. До назначения Юлия Сергеевна несколько лет возглавляла известное муниципальное предприятие «Праздник». Так или иначе, в управление молодежной политики Юлия Ищенко пришла с той же миссией: сделать из «унылого» и «тоскливого» официоза яркое торжество.

– Несколько месяцев она отработала в должности заместителя, – рассказывает бывший сотрудник управления. – Непосредственно курировала проект «Байкал-2020». Потом очень вовремя наш руководитель ушла в декретный отпуск, шанс было грех упускать. Ищенко стала главной. И пришла она к нам с лозунгом «Работать вы тут все не умеете, я вас научу». Например, с коллегами и подчиненными, без всякой на то причины, говорила грубо, каждый раз подчеркивая, «кто тут хозяин. Критика и конструктивные идеи не воспринимались вообще никак. Заняв должность руководителя, стала вести себя как хорошо известный анекдотичный вождь, который всегда прав. В выражениях «хозяйка» никогда не стеснялась. Одно радовало – на работе она редко показывалась. 

Эти претензии можно было бы списать на банальную зависть к более успешной коллеге со стороны бывших сослуживцев, если бы не одно красноречивое «но»: за год из Управления сбежал почти весь прежний коллектив. 

Получить комментарий Юлии Сергеевны по поводу ее видения причины текучки кадров  наш корреспондент не смог – два дня подряд ее подчиненные заученно повторяли, что шефа «пока нет на рабочем месте, но она скоро появится». 

Кадровый переполох настиг и одно из самых крепких некогда учреждений сферы молодежной политики: ОГКУ «Центр социальных  и информационных услуг для молодежи». Оттуда опытные сотрудники тоже стали разбегаться кто куда, как только министр Никитин уволил прежнего директора и назначил еще одного «своего человека».

– Печально, но факт: сейчас в молодежной политике работают шоумены и визажисты, люди, очень далекие от организационной работы с молодежью, – продолжает собеседник ИркСиба. – Это дает свои результаты. Например, ЦСИУМ раньше считался передовиком, а сейчас это одно из самых отстающих учреждений всей структуры «молодежки».

О том, что «Центр социальных и информационных услуг» умер, говорит даже его официальный сайт. Последние новости на этом ресурсе датированы 10 апреля 2013 года. Довольно странная ситуация для профильного центра, который создавался для оказания информационных услуг. Команда профессионалов, говорите?

Признак второй: мероприятия для галочки

С приходом к власти нового министра и его команды обновились принципы работы с муниципалитетами. Точнее, работа встала. Кое-как на плаву еще держатся наиболее крупные города вроде Братска или Ангарска, да и те за счет упорства «молодежных чиновников» на местах. Остальные теперь тоскливо составляют никому не нужные резюме и доклады, вспоминая, как в другую эпоху – при министре Игоре Иванове – каждый год в их район высаживался десант активистов молодежи Прибайкалья и устраивал для местных прослушивания и конкурсы. Теперь же закрыли еще и популярную «Студенческую зиму», прекратили вести работу с молодыми семьями. 

В фарс превратились и коллегии руководителей органов по делам молодежи. Последняя такая встреча длилась аж целый час. Зато проходила она в Сером доме, а не как раньше, в Доме офицеров.

Только раньше специалисты обсуждали методы работы, внедрение новых программ и методик. Бывало, и спорили, но интересно и по-настоящему. В этот раз выслушали бравые речи про «жить стало лучше», а затем делегатов попросили с вещами на выход. Народ расходился в недоумении: и ради этого многие из нас сутки добирались до Иркутска?! 

Зато новая команда управления по молодежной политике отчиталась о проведении мероприятия министру Никитину, а тот, в свою очередь, сообщил губернатору. Глава региона в очередной раз декларировал, что «Молодым везде у нас дорога…». А главное, в исполнении части целевой программы и освоении бюджетных средств вновь появилась заветная галочка. 

Признак третий: молодежь поделили на наркоманов и экстремистов

Самым опасным нововведением от команды креативных и эффективных управленцев, по мнению общественников, стала даже не занимательная арифметика с бюджетными деньгами, о которой подробно мы расскажем в следующей части. Хуже всего оказалось то, что в области совершенно непонятным образом сместились ориентиры. Талантливая молодежь, в которой нуждается Приангарье, по факту оказалась никому не нужной. Теперь общественникам, которые занимались ее развитием, не разрешается использовать субсидию для оплаты аренды, коммунальных расходов и связи (основные статьи расходов, в оплате которых нуждаются общественные организации). Им оставили только право на приобретение раздаточной и призовой продукции, канцелярии и оплату проезда в пределах Иркутской области.

При этом, несмотря на планомерное сокращение финансирования в области молодежной политики, большая часть бюджета уйдет на мероприятия по профилактике экстремистских проявлений, злоупотребления наркотиками и психотропными веществами.

Из таблицы: на программу «Выявление, поддержка и обеспечение самореализации талантливой и социально-активной молодежи» на 2014–2018 годы в 2015 году выделено чуть более 10 миллионов. На программу «Поддержка молодых семей, формирование позитивного отношения к институту семьи» – 336 тысяч рублей. А вот подпрограмма  «Комплексные меры профилактики злоупотребления наркотическими средствами, токсическими и психотропными веществами» – 47 миллионов 333 тысячи. Зачем?!

– Если внимательно вчитаться в мероприятия программы Иркутской области «Молодежная политика», то складывается впечатление, что управление – это такой филиал наркодиспансера, – восклицают представители общественных организаций. - Никто не спорит: нужно заниматься спасением будущего нации от наркотиков, но во всем ведь нужно меру знать! Если поддерживать талантливую молодежь, то ей некогда про наркотики думать будет.

Каким образом план министерства удержит порывы молодых иркутян сменить родные пенаты на место, где с молодежной политикой все нормально? При таком подходе гораздо эффективнее было бы поднять цены на билеты или вовсе на все лето запретить молодежи выезд из Иркутска. 

 

Фото с сайта irksportmol.ru

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции