Страсти по «сбитому летчику»

Актуально
Шрифт

Продолжается хаотичный поиск виновных в проигрыше врио в первом туре.

15 сентября на пресс-конференции кандидат в губернаторы Иркутской области Сергей Левченко достаточно метко сравнил своего оппонента Сергея Ерощенко со сбитым летчиком. Думаю, что примерно так себя ощущает и сам врио губернатора, учитывая в том числе и перспективы  своего лётного бизнеса. Почему подбили летчика? – основная тема политических переживаний в Сером доме и размышлений вне его стен.

Большинство экспертов (увы, и ваш покорный слуга оказался в их числе) сулили победу Сергея Ерощенко в первом туре. Авторы такого прогноза исходили не только из разных соображений, но и личных мотивов. Однако выделим три главные «причины»:

1) Ерощенко – единственный человек, который может справиться со штурвалом Приангарья. Люди это знают как Отче наш, стало быть, врио просто обязан победить с первого захода.

2) Глубинка с ее высокой явкой в любом случае перекроет «иркутчан» (по терминологии московских политтехнологов Ерощенко), отправившихся в теплый денек на сбор корнеплодов. Картошка в очередной раз победит демократию.

3) Если по каким-либо форс-мажорным причинам до искомого значения всё равно не хватит, ТАМ держат руку на пульсе – сколько нужно людей привезут, сколько нужно голосов – дорисуют. Раз не постеснялись год назад в открытую переписать протоколы какому-то Правенькому на выборах депутатов Думы Иркутска, то ради первого лица сделают по полной программе.

Помнили про исключительность СВЕ, копали картошку, а «ловцы человеков» возили за 200 рублей маргиналов. Однако из всех участков областного центра искомый результат получили лишь в СИЗО и психбольнице. К тому же пример иркутян был подхвачен и жителями других городов. Но самый большой «нежданчик» – подкачала глубинка, где за Сергея Владимировича проголосовали гораздо меньше, чем полагали в его штабе. Свыше 50% он получил лишь в 29 территориях из 45.

Почему в одобрении Сергея Ерощенко отказали в городах? Ответ очевиден. Имидж губернатор создал себе, мягко говоря, клептократический. Это образ «коррупционного чудовища» по определению популярных иркутских блогеров. Каждый в отдельности скандал с распилом бюджетных средств – будь-то дело Торопова-Литвина или «реконструкция «Ангарских хуторов» или покупка из региональной казны самолетов для собственной фирмы – избиратели бы проглотили. Но когда коррупционные дела, в которые был вовлечен Ерощенко, перевалили за второй десяток, людям стало за державу обидно.

На полный разгром в Иркутске, конечно, повлияли и украденные выборы мэра города.

Виноваты слоганы и баннеры?

Назначение виноватых в фактическом поражении Сергея Ерощенко продолжается уже несколько дней. Ими чаще всего называют либо политтехнологов врио, либо его организационный штаб. Например, запущен такой рефрен: «Тактика: губернатор занимается реальными делами, а не пиаром, сыграла злую шутку». Или в провале обвиняется… слоган кампании «Есть результаты – есть перспективы».

Однако акцент на текущей работе делался повсеместно в российских регионах, но нигде больше не дошло до второго тура. Да и сам слоган про результаты–перспективы тоже не уникален. Применительно к иному персонажу, он звучит вполне убедительно и лаконично. Истинная проблема как раз не в политтехнологах, тем более – не в слоганах и баннерах, а в самом клиенте. Когда в числе «результатов» избиратели вспоминают непрерывный каскад коррупционных дел, каковы тогда «перспективы»? Уголовные дела, уже возбужденные по поручению главы СК РФ Александра Бастрыкина? По той же причине вполне нейтральный слоган «Область моего сердца» стали читать как «Область моего кармана».

Еще менее убедителен поиск виноватых в организационном штабе врио (Максим Авдеев, Ирина Леньшина, другие). На мой взгляд, люди добросовестно делали свою работу – естественно в рамках отпущенных им возможностей. Как могли пытались сгладить конфликтный характер губернатора, порождающего врагов на ровном месте. Но кипучая натура Сергея Владимировича упорно искала и потому всюду находила недругов, в результате чего к избирательной кампании тот остался практически без убежденных сторонников.

Засосала муниципальная перезагрузка

Не будем пересказывать историю ерощенковских войн, которых за три с половиной года его правления случилось несчетное количество. Ограничимся лишь теми, что подорвали казавшуюся ему очевидной победу в глубинке. Эти войны условно называются с подачи самого Ерощенко «муниципальной перезагрузкой». Когда в январе 2014 года губернатор объявил об избавлении муниципалитетов от «засилья корпоративных кланов, ставящих свои бизнес-интересы превыше нужд территорий», мало кто предполагал, как это произойдет на практике. Хотя главный бизнесмен в роли избавителя от других бизнесменов… Это само по себе уже напоминало или абсурд или банальный передел бизнеса.

Скоро обнаружили себя и конкретные архитекторы «муниципальной перезагрузки» – первый заместитель Николай Слободчиков и специалисты по «золотым» детским садам Михаил Литвин и Эдуард Мелконян. Желая прибрать к рукам все бюджетные потоки муниципалитетов, «команда губернатора» принялась рьяно выкорчевывать и так придавленное местное самоуправление. В ход шло всё: посадки мэров на основании шитых белыми нитками уголовных дел, угрозы посадок остальных, шантаж жителей целых территорий дотациями из регионального бюджета. Но главное – местные выборы были превращены в фарс. Любой кандидат, не заручившийся ярлыком на княжение у Серого дома и при этом имеющий шансы на избрание, просто отстранялся от выборов.

С выборов в Думу города Иркутска, где снимали не только самовыдвиженцев и «эсеров», но даже трех единороссов, такая практика стала системной. Все последующие муниципальные выборы накапливали не только озлобленность граждан таким произволом, но и множили «друзей» Ерощенко среди местных элит. К моменту выборов самого Сергея Владимировича число тех и других повсеместно превысило критическую массу.

Накануне губернаторской кампании стоило одуматься, провести хотя бы единожды конкурентные муниципальные выборы. Ну какой вред могли принести Ерощенко, скажем, Анатолий Шевченко в Чунском районе или Юрий Куклин в Нижнеудинском? Как раз в силу своей уязвимости они могли оказать поддержку врио губернатора. Однако Ерощенко-Слободчикову было мало главной победы, хотелось заодно провести всех своих до кучи. Ради политических истуканов Тюменцева и Худоногова была поставлена на кон собственная избирательная кампания. Полнейшие самонадеянность и глупость! Вот хотя бы здесь и зарыты недостающие до победы в первом туре 0,4%. В итоге отпраздновали победу Тюменцева и Худоногова, рискуя теперь проиграть и во втором.

Президент Байкальского регионального фонда гражданских инициатив «Наша Сибирь» Максим Зимин.

P.S.

Буквально на следующий день после фактического провала Ерощенко была запущена мантра, что чуть ли ни его личным сокровенным желанием было победить не с первого, а со второго раза, дабы обеспечить суперлегитимность. Замысел такой! Странно –  долгое время нас уверяли в обратном. Например, что это не конкурентные, а плебисцитные выборы. Подобная самоуверенность теперь стала ловушкой, ведь по сценарию плебисцитных выборов, если ты не побеждаешь в первом туре, то не побеждаешь никогда. Однако не будем повторять ошибок штаба Ерощенко, утверждая неизбежность его проигрыша. В конце концов, в арсенале врио наверняка готовится некое «фау-2», которым он постарается взять реванш.

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции