Выход в свет: Главная премьера сезона в Драмтеатре

Актуально
Шрифт

Премьера "Идиота" по Достоевскому прошла в Иркутске.

«Идиота» очень ждали. Для многих читателей это самое любимое произведение у Достоевского. Книга, которая заставляет смотреть в себя, вытаскивая наружу самые противные и жуткие химеры, способна пробить даже самых циничных консерваторов . И вот спектакль. Это колоссальный риск для режиссера, ведь почти каждый, сидящий в зале, пришел со своим Достоевским, со своей Настасьей Филипповной и со своим Мышкиным.  Да, коробило многое и с самого начала: кому-то не нравился больничный интерьер из металла на сцене, кому-то длинные монологи и выбор эпизодов, даже к актерской игре у иных было некоторое недоверие. Единственный, к кому не было вопросов – это Достоевский. И главная заслуга режиссера и труппы в том, что автор со сцены, действительно, прозвучал.

«Я не мог выносить этого шныряющего, суетящегося, вечно озабоченного, угрюмого и встревоженного народа, который сновал около меня по тротуарам. К чему их вечная печаль, вечная их тревога и суета; вечная, угрюмая злость их (потому что они злы, злы, злы)? Кто виноват, что они несчастны и не умеют жить, имея впереди по шестидесяти лет жизни? «…»И каждый-то показывает свое рубище, свои рабочие руки, злится и кричит: "мы работаем как волы, мы трудимся, мы голодны как собаки и бедны! другие не работают и не трудятся, а они богаты!" (Вечный припев!) «…» О, никакой, никакой во мне не было жалости к этим дуракам, ни теперь, ни прежде, - я с гордостью это говорю! Зачем же он сам не Ротшильд? Кто виноват, что у него нет миллионов, как у Ротшильда, что у него нет горы золотых империалов и наполеондоров, такой горы, такой точно высокой горы, как на Масленице под балаганами! Коли он живет, стало быть, все в его власти! Кто виноват, что он этого не понимает?», - говорил словами Ипполита (одного из самых значимых героев романа, неизлечимо больного чахоткой) артист Николай Стрельченко.

Выслушать ряд подобных прямых обращений к залу по 10-20 минут, уставая от отсутствия действия и теряя нить повествования, ради тех двух-трех предложений, которые вдруг  тебя «уколют» (а ты даже забыл что такое «незабитое», важное было в тексте), все-таки стоит. Это Достоевский. Перечитывая его заново, получишь ту же мучительную работу над собой – и физическую, и душевную. Как грешник. Уже после спектакля зрителей посетила мысль, что, возможно, если бы сцена была камерная, как и планировалось изначально, то монологи актеров, могли бы быть более эффектны.

Однако таким образом, постановка в Драмтеатре не потеряла самого главного – слова Достоевского и его «игры». Только его талант способен неожиданно натолкнуть тебя, например, на мысль, что если ты и был когда-то на грани жизни и смерти, то это не значит, что после начнешь ценить каждую минуту. Или на запредельные вечные вопросы: Что постыдного в обмане ради денег в полностью корыстном обществе? Есть ли смысл жизни у приговоренного к смерти? А что если Христос простой смертный и умер, а не воскрес, и чего бояться в таком случае, если ты решился на убийство и человеческий суд тебе не страшен? Если вы готовы на такой честный разговор с самим собой - тогда вам к Достоевскому. И драмтеатр в этом случае может стать  отличным проводником.

 «Когда мы взялись за работу, первое, что попросил Геннадий Викторович (режиссер – прим.ред.), это освободиться от всех стереотипов, что Мышкин кроткий, что Рогожин сильный. Все они простые люди и у каждого свои проблемы. Сильные проявления бывают у Мышкина, Рогожин часто истеричен и слаб, и не знает, что сказать. А второе – это искренность в работе, ни капли не играть, а быть просто честными», - рассказал исполнитель роли князя Мышкина, актер Сергей Дубянский.

И в завершение пара слов об оформлении спектакля. Красивым и точным дополнением постановки по Достоевскому стало музыкальное и визуальное  воплощение мистического, пугающего Петербурга. Бесшовный тюль, который был натянут от пола до потолка на сцене, разделяя ее на два самостоятельных пространства, транслировал почти незаметно нужные образы в бесподобной графике.  Резкие страшные звуки в минуты обостряющейся болезни главного героя, наезжающий на огромном полотне дом-кладбище как постоянная угроза спокойствию и вере и, наконец, финал: вместе с героем удалось улететь в безумие благодаря потрясающему видеоряду на полотне. Эти ощущения стали прекрасной разрядкой после почти четырех часов представления.

Показ "Идиота" в этом году по афише Драмтеатра запланирован на 3 и 16 декабря. 

Алена Струнина

Фото с сайта Драмтеатра им. Охлопкова

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции