Суд над Киселевой: свидетели об алкоголе и скорости

Актуально
Шрифт

Выступления очевидцев и экспертов продолжаются.


17 декабря в Октябрьском районном суде Иркутска состоялось очередное заседание по делу о ДТП с участием Юлии Киселевой, дочери депутата Думы Иркутска Жанны Есевой. В ночь на 27 июля Киселева на одном из перекрестков Байкальской протаранила автомобиль «Тойота Хайлендер» бизнесмена Дениса Матвеева. В этот момент в салоне находился сам владелец машины и его друг, подполковник полиции Альберт Соколов. Оба погибли. Следствия выяснило:  в момент аварии Киселева была пьяна, в салоне ее машины обнаружены две полупустые бутылки виски «Джек Дэниэлс», а по шоссе она неслась на скорости в 160 км/ч. Сегодня это подтвердили очевидцы страшного ДТП и эксперты.

Охранник «Бродвея»: Киселева  бывала у нас

Сотрудник службы безопасности  клуба-ресторана «Бродвей» Андрей Быков рассказал суду, что Юлия Киселева периодически заглядывала в их заведение. Не сказать, чтобы часто, но иногда бывала с компанией друзей. По долгу службы Быков должен обеспечивать безопасность посетителей, вот и запомнил Юлию Киселеву в лицо. Имени, конечно, только не знал.
В день ДТП, вернее  в ночь с 26  на 27 июля, Андрей увидел эффектную блондинку вновь – она парковалась на своем сером «Мерседесе» на площадке перед «Бродвеем». Как раз заехала на  зону, предназначенную для пешеходов.

«Я из окна увидел это, обратил внимание, вышел, чтобы попросить водителя отъехать, - пояснил суду свидетель.-  Сколько тогда было времени? Где-то без двадцати или без пятнадцати час. Постучал в стекло со стороны водителя, мне никто не ответил. Постучал еще раз, стекло опустилось. Увидел, что за рулем девушка, которая у нас уже бывала, попросил отъехать и переставить машину.  На что она мне сказала, что она «нормально припарковалась, какие претензии?» Я ей свои претензии озвучил, она отъехала».

Как вспомнил Быков, как раз с пассажирского места «Мерса» вышел темноволосый молодой человек, к нему подошел мужчина – постарше, в синем пиджаке. Они о чем-то говорили, Киселева в этот момент сидела за рулем и из машины не выходила. Потом «Мерседес» отъехал от «Бродвея» - кто в тот момент находился в машине вместе с Юлией, свидетель сказать не смог.

Эксперт лаборатории: промилле сами по себе вырасти не могли

Любовь Виноградова, сотрудник лаборатории городской клинической больницы №3, куда после ДТП привезли Юлию Киселеву, сообщила: кровь на анализ для теста на наличие алкоголя у девушки взяли сразу же, как доставили в больницу. В их больнице – это обычная практика, особенно, для всех пострадавших в ДТП. Действует железное правило: сначала берут кровь, и только затем начинают вводить какие-то медикаменты. Поэтому вариант, что промилле «подскочили» в крови у Киселевой после введения инъекций препаратов в больнице исключен.

«Кровь для проведения анализа мы забрали в 8 часов утра 27 июля, - рассказала Любовь Виноградова. – Она хранилась в закрытом виде в холодильнике приемного покоя отделения. Доступа туда никто не имел. Выявили 1,8 промилле, показания занесли в специальный журнал. Образец крови и журнал у нас потом полицейские изъяли».

Эксперт твердо заявила: изменение промилле алкоголя в крови – дело редкое, если не сказать - небывалое. При очень длительном хранении уменьшиться показатель еще может, а вот увеличиться – такого не бывает.

Технический директор центра «Мерседес»: спидометр «замер» на отметке в 160 км/ч

Евгений Белый, технический директор центра «Мерседес» в Иркутске прокомментировал заключение экспертов о техническом состоянии автомобиля Киселевой. После ДТП, как пояснил Белый, все приборы в машине были обесточены. При этом последние показания спидометра – 160 километров в час.

«Я не могу однозначно заявить, что именно эта скорость была у машины в момент аварии, - отметил Белый. – Если говорить косвенно – то да, можно предположить, что именно на такой скорости двигался «Мерседес» Киселевой. Дело в том, что от удара система отключилась, что «застыло» на приборах – то и указано в отчете, потом приборы «обнулились».

Очевидцы ДТП: попыток торможения не было точно

Алексей Круг - еще один  участник ДТП, водитель автомобиля «Тойота Ореон», подтвердил показания предыдущих очевидцев: Киселева даже не пыталась затормозить перед столкновением с «Хайлендером».
В ту ночь по городу передвигаться можно было вполне спокойно - асфальт был сухой, все фонари работали исправно, машин на дороге почти нет. Словом, помех – никаких. Алексей затормозил на «красном» сигнале светофора на одном из многочисленных перекрестков Байкальской. Рядом затормозил «Хайлендер» - красивую, переливающуюся машину Круг разглядел очень хорошо, потому что она припарковалась прямо перед фонарем. Справа встала «Тойота Креста». Ночь была теплая,  Алексей открыл окно в своей машине, и спокойно ждал, когда  светофор «пропустит» их дальше. Внезапно он увидел, как со стороны Советской на всех парах несется машина, какая-то дорогая иномарка. Секунда – и «Мерседес» «впечатался» в «Хайлендера». Последний подбросило, он перевернулся, отлетел сначала на «Кресту», а затем и на машину Круга.

«Я не слышал тормозов, знаете, такой характерный звук, когда машина тормозит, да еще в полной тишине ночью его бы было отчетливо слышно, но не было этого, - заявил свидетель суду».

Алексей выскочил из машины, кинулся к груде металлолома, в которую за секунду превратился «Хайленлендер», и понял, что сделать он не может ничего – машина лежала на боку, перевернуть ее в одиночку, чтобы достать пострадавших, Круг бы не сумел. Тогда парень, не зная, что делать, в панике заметался по дороге. Рванул к «Мерседесу», дернул дверь со стороны водителя – заклинило, не открывается. Пассажирская дверь подалась, тогда Алексей вытянул из побитого «Мерседеса» молодого парнишку, уложил на газон на обочине дороги.  Тот был в сознании, бормотал что-то все время неразборчиво. За это время на месте аварии собралось большое количество народу – человек десять, не меньше. Вместе мужчины перевернули «Хайлендер», стали доставать пострадавших. Водителей обоих пострадавших машин вынули, положили на асфальт.
 Затем Круг увидел, как к девушке-водителю «Мерседеса» подлетел светловолосый мужчина, который все время звал ее по имени. Приехала «Скорая», пострадавших увезли в больницы. Затем с очевидцами аварии стали работать полицейские.
Показания свидетеля Круга почти дословно подтвердил очевидец аварии Михаил Рогожин – он тоже в тот момент ехал по Байкальской на своей старенькой «Тайоте Королле». По счастью, парень в момент столкновения стоял довольно далеко от «Хайлендера». Услышал только звук быстро едущей машины, а дальше – удар. Именно Рогожин первым подлетел к пострадавшим машинам.

В «Мерседесе» увидел, что молодой парень с длинными темными волосами, что сидел в кресле пассажира, был не пристегнут. Затем, вместе с другими очевидцами, Михаил переворачивал «Хайлендер» и помогал извлечь из металлолома Дениса Матвеева и Альберта Соколова.

«Затем я увидел, как на асфальте возле водительской двери «Мерседеса» лежит светловолосая девушка, ноги ее все еще находились на ступеньке автомобиля. Она жаловалась на боль, ее попытались перенести, но она сказала, что ей очень больно, трогать ее не стали», вспоминал Михаил Рогожин.

На месте аварии действительно собралось большое количество народу. Многие вызывали «Скорую». Внезапно Рогожин увидел, как какой-то светловолосый мужчина вырвал у одного из звонивших трубку и закричал в нее «Что вы долго? Я сотрудник охраны президента, немедленно пришлите машины!». Потом он кинулся к водителю «Мерседеса» и все время кричал «Юля, что у тебя болит?».
Что отвечала «охраннику президента» светловолосая девушка из «Мерседеса», Михаил не запомнил – он был страшно напуган, находился в шоковом состоянии. И нужно было помогать пострадавшим.

Тайна пассажира «Мерса»

Главного свидетеля по делу – того самого темноволосого парнишку, который разъезжал без ремня безопасности в «Мерседесе» Киселевой – пригласить в суд не удалось. Помощник судьи Екатерины Никитиной уже давно пытается с ним связаться, но безуспешно: официальные уведомления он игнорирует, телефон заблокирован, а в его квартире давно никто не живет. По слухам, пассажир «Мерседеса» уже давно за границей – он уехал к отцу, сразу же как только следователи «взяли» Киселеву. Судья Никитина постановила: обеспечить принудительный привод Сокова на следующее судебное заседание 24 декабря. Это, разумеется, если его удастся найти.

На этом заседании защитники Юлии Киселевой вновь трудились над образом «деятельного раскаяния подсудимой». Адвокат Жарких снова показательно попросил приобщить к делу две расписки о возмещении материального ущерба водителю пострадавшей «Тойоты Креста» Игорю Мягоньких и хозяину «Ореона» Алексею Кругу. Первому   представители подсудимой Киселевой выплатили 250 тысяч рублей, второму – 66 тысяч. Однако адвокаты потерпевших Матвеевой и Соколовой попытались избежать приобщения этих расписок к делу. Они заявили, что Мягоньких и Круг не являются потерпевшими, и возмещение им материального вреда – это вообще вещь несущественная в контексте рассматриваемого уголовного дела. Гособвинитель такую позицию поддержала.

Пока судья Екатерина Никитина приняла строну адвокатов Киселевой и удовлетворила  ходатайство Жарких.
24 декабря слово предоставят подсудимой Киселевой. Сторона обвинения просила заслушать Юлию и на этом заседании, но ее адвокаты заявили, что она «пока не готова говорить».

Фото  из Instagram Юлии Киселевой

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции