Выход в свет: Игра в ассоциацию

Актуально
Шрифт

Художник и ювелир Юрий Шахоян представил своеобразный тест Роршаха из дерева, металла и камней.

17 декабря в иркутской арт-галерее «Dias» открылась выставка  всемирно известного мастера-ювелира  Юрия Шахояна. Эта экспозиция с сюрреалистичным названием «Видимое Невидимое» как раз завершила экспозиционный сезон в галерее. Как призналась директора «Dias» Диана Салацкая, в канун Нового года захотелось чего-то сказочного и небывалого. Выставка Шахояна, где представлены самые последние творения автора, как раз самое оно – чудес и загадок здесь оказалось видимо-невидимо. Сказочную атмосферу помогал создавать саксофонист Андрей Гидеон. И специально для Юрия Шахояна организаторы пригласили музыканта, филигранно владеющего редким инструментом – дудуком, чтобы привнести колорит родного для Юрия Робертовича  Еревана. 

 

Все экспонаты можно условно разделить  на эти две категории – видимые и невидимые. Первые – это уникальные авторские ювелирные изделия: кольца, серьги и браслеты.  Их организаторы поместили за специальные стеклянные витрины с подсветкой – рассмотреть можно каждую мелочь, даже крохотную деталь. Такого иркутские модницы еще никогда не видели. Это – своеобразный гибрид, сплав небрежности  и простоты и тонкой кропотливой работы мастера. Яркие камни и матовая поверхность металла, необработанная галька и дорогое золото – все в этих вещицах как будто на контрастах.

Некоторые крупные серьги или браслеты больше всего похожи на приданое какой-нибудь скифской царевны из недавних археологических раскопок. А  рядом –  золотые подвески,  почти точь-в-точь как номерные жетоны американских военных, только из дорогих металлов. Есть и совсем чудные штучки – деревянные подвески и кулоны с узором из металла и жемчужинкой внутри. 

Удивительнее и чудеснее всего то, что такие массивные ювелирные изделия каким-то образом умудряются казаться изящными и утонченными. Наверное, это и есть своеобразный почерк мастера.

Вторая часть  выставки – это «невидимое»: настенные панно из дерева с вкраплениями металла и камней. Их сам автор именует просто и незатейливо – «доски». Но именно они – своеобразный портал в мир невидимого, во внутренний мир интересного художника. Разумеется, не для всех – для тех, кто сможет, а главное – захочет это увидеть.

Есть, например,  доска под названием «Тишина» -  полотно из сосны, ребристое и выкрашенное в насыщенно-синий цвет, а в центре – то ли звездочка, то ли цветок из золота. Казалось бы, ну и как все это связано с тишиной, а помолчать почему-то хочется.

Есть зелено-коричневая доска с коричневыми вкраплениями, у нее название «Мангусты на берегу».  В доске под названием «Дверь» - множество открытых дверок разного размера. Куда они все ведут? Неизвестно. Тут нет проводников, кроме вашего воображения и вашей фантазии. Эти доски – своеобразная «игра» в ассоциации, как тест Роршаха – каждый видит свое.

У Шахояна есть «золотое» правило – он никогда не объясняет гостям суть своих работ. Говорит:  не комильфо, элементарное неуважение к зрителю.

«Вот, например, доска «ХоТьба»,  я ее придумал, когда летел на самолете и смотрел на город, оставшийся внизу. Там было множество машин, самых разных – вот они, тут, вырезанные из дерева.  Столько машин, в каждой из них люди сидят и у каждого свои дела какие-то неотложные, а я на них сверху смотрю.  Такая игра получилась, от слова «хотеть», «хоть бы» - такое вот пожелание получилось. Но вот вы можете увидеть что-то свое? Зачем объяснять, разжевывать?  Это значит, что я вас не уважаю совсем. Вам ведь может что-то свое привидеться. Пожалуйста, угощайтесь», - рассказал автор.

И все же «ИркСибу» Юрий Робертович признался: один из его самых любимых материалов, увлечение последних лет – дерево мербау из далекой Азии. «Оно очень вкусное, работается  с ним легко», - описал ценную породу дерева Шахоян.

Пожалуй, сам Юрий Робертович  и есть главная загадка всей экспозиции. У  этого человека есть множество титулов и наград,  несколько ипостасей – он и художник, и скульптор прославленной школы Зураба Церетели, и ювелир, и просто «человек мира». Впрочем, Диана Салацкая присвоила ему еще одно «звание» - «хулиган от искусства» - именно через свои работы Шахоян выражает свой непокорный нрав и неуемную фантазию, чему и пытается научить своих зрителей.

Иркутск и его жителей мастер поблагодарил за одно – за тепло и теплоту душевную. Сказал, что  именно в Сибири этой необходимой для каждого творца «отдачи» он получает с лихвой.

Надежда Гусевская, фото автора.

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции