Мнение иркутян все же решили спросить

Актуально
Шрифт

Дату 12 марта наблюдатели называют последним шансом для политически активных иркутян отстоять право на прямые выборы мэра города. В этот день состоятся публичные слушания.  Не то, чтобы власть сильно хотела их проводить, но закон обязывает. Только вот есть ли смысл в этом мероприятии?

Откуда ветер дует? 

Местная политическая элита может быть еще и хотела поиграть в демократию, и пойти на прямые выборы. По крайней мере, на это указывает решение Законодательного собрания региона в мае прошлого года оставить право горожанам избирать своего мэра лично. Но тут, по мнению аналитиков, вмешался Кремль. Как и по всей России, оттуда были получены конкретные установки, чтобы в крупных российских городах изменить систему формирования власти. И тут началась чехарда: местные законодатели при активном стимулировании губернаторов сломя голову бежали и исполняли требования Москвы, в том числе и в Приангарье. Федеральный закон еще в 2014 году большого выбора не предусматривал. Вот и наши народные избранники решили - раз не прямые выборы, значит, в Иркутске будет мэр-председатель думы и на конкурсной основе сити-менеджер из числа непонятных хозяйственников. Соответствующие поправки в областной закон были внесены в декабре 2014 года. Вроде бы все успокоились, и тут в январе Госдума вносит изменения в Федеральный закон о местном самоуправлении. Москва решила упростить систему и предложить отказаться в крупных городах от «двуглавой системы», то есть глава города будет выбираться из числа депутатов местных дум (а между главами городов и сити-менеджерами могут быть войны за сферу влияния). У нас это уже наблюдали в Ангарске, Братске, Усолье-Сибирском. И вот под эти изменения вынуждены были подстроиться депутаты Законодательного собрания Иркутской области. В феврале по инициативе фракции ЛДПР принято решение избрать очередную систему назначения градоначальника. Метания из стороны в сторону забавляют наблюдателей, но что тут поделаешь? 

Позиция меньшинства

Парламентарии как-то небрежно подходят к своему электорату и не дают самому решить, например, через референдум, нужно ему право на прямые выборы или нет. Это видно и по тому, как принимались поправки к областному закону. Никакой серьезной дискуссии не было – депутаты не выслушали даже действующую власть – Виктора Кондрашова и Дмитрия Бердникова. В Законодательном собрании большинство от «Единой России» в последний раз вообще молчком проголосовало. Возмущалось меньшинство – коммунисты и депутаты от «Гражданской платформы».

«Мы в течение полугода третий раз вносим изменения в закон. Зачем? Почему мы сейчас возвращаемся к этому вопросу? Завтра внесут предложение оставить в силе закон, принятый в мае. И что, мы его будем рассматривать тоже, и это будет бесконечно?» – спросил депутат Илья Сумароков

Владимир Матиенко, депутат ЗС, фракция партии «Гражданская платформа»:  

- Наша партия в декабре голосовала вместе с коммунистами против отмены прямых выборов мэра города Иркутска. С тех пор наша позиция не изменилась… Мы приняли решение о том, что будем готовить законопроект о возврате прямых выборов мэра в городе Иркутске на ближайшей сессии Законодательного собрания. Ситуация, которая сложилась, тревожная, если не сказать, что позорная в отношении тех шестисот тысяч жителей города, которые все эти годы избирали мэра посредством прямых выборов, а сейчас лишены такой возможности. Я считаю, что сегодня хрупкие ростки гражданского общества в нашем городе отменой прямых выборов мэра пущены под откос.

Экспертное мнение

Публичные слушания - это обязанность властей при изменении в Устав города. Но вот только что из этого мероприятия получится? Широкой огласки нет даже у факта их проведения. Ирксиб накануне слушаний выслушал позицию экспертов. 

Юрий Пронин, политолог: 

- Депутаты городской думы вынуждены соблюдать закон и проводить публичные слушания. Видно, что охоты у них нет, как ни крути. Не видно энтузиазма. Нет широкого обсуждения. Некие силы в городе хотели провести митинг за сохранение прямых выборов, но инициатива под разными предлогами сорвана. Мне видится высокая вероятность, что слушания будут носить чисто формальный характер. Не будет широкой кампании – все предрешено.

Сергей Шмидт, политолог: 

- Практически любые «публичные общественные слушания», я полагаю, являются сугубо декоративными, имитирующими общественное участие в принятии того или иного «решения», а не обеспечивающими это участие. На коррекцию любого решения могут повлиять следующие факторы: перемена «федерального ветра», новые расклады в отношениях между заинтересованными влиятельными лицами, а также между «группами интересов», политическая воля отдельных лиц, начиная с губернатора и заканчивая депутатами. Конечно, решения могут корректироваться в случае серьезного общественного давления, особенно такого, что хорошо смотрится в качестве медиакартинки. Я имею в виду не подписные листы и не количество подписей, а массовый митинг, например. Однако для политической культуры нашего общества характерен радикальный персонализм, неверие в институты. То есть к институциональным изменениям, вокруг которых не звучат ФИО конкретных людей с конкретными биографиями, общество равнодушно. Я к тому, что до той поры, пока не станет известно, кто именно станет градоначальником, ожидать общественного интереса к изменениям модели управления в Иркутске, не стоит. А вот когда фигура станет известна не только действующим политикам, чиновникам и экспертам, то есть в информационном пространстве заиграет персональный, а не институциональный фактор, вот тогда возможно резкое повышение градуса общественного интереса к теме, в том числе и «открытие» многими гражданами того факта, что выбирать мэра им теперь не придется. Когда это случится, родится не только вопрос «как такое могло произойти?

Алексей Петров, политолог: 

- Большинство слушаний, которые проходят, уже срежиссированы, поскольку как таковой общественности там не бывает, либо представители властных институтов выступают в той самой роли горожан и общественности. Такие истории мы видели в Ангарске и Братске. Как это будет в Иркутске, говорить рано, но поскольку в городе есть активная часть граждан, которым тема выборов и их отмены небезразлична, то она может выступить объединительной силой. Решение публичных слушаний носит рекомендательный характер, но для власти любое «нет» может быть ударом ниже пояса. Грамотная власть должна прислушиваться к мнениям граждан. 

Ольга Носенко, первый секретарь горкома КПРФ:

- На слушаниях от нашей партии будет присутствовать Геннадий Калиновский, второй секретарь горкома, и адвокат Дмитрий Дмитриев. Мы будет отстаивать ту же точку зрения, что высказывалась в Законодательном собрании: не могут 35 депутатов представлять интересы всех жителей города. Мы догадываемся, как многим этим людям достались мандаты. Если бы население на выборах знало, какие решения будут приниматься избранными депутатами, то сейчас думу представляли бы совсем другие лица. Если нам навязывают образец советского периода, то эти полумеры здесь совсем не подходят. В СССР за мнение народа отвечали 120-200 депутатов. А то, что происходит сейчас, совершенно нелегитимно.

Тем не менее не верится, что жители Иркутска вдруг из оппозиционно настроенной силы превратились в спокойных и смирных наблюдателей.   

Почему молчит Виктор Кондрашов?

Этот вопрос в Иркутске задают многие. Но люди, ориентирующиеся во всех хитросплетениях сегодняшней федеральной и региональной властей, понимают, что Виктор Иванович зажат в угол. И по сути у него не осталось выбора, кроме как молчаливо со всем согласиться.  

Юрий Пронин, политолог:

- Перед Кондрашовым стоял непростой выбор. Первое - рискнуть и воспрепятствовать новой системе формирования власти в городе, и это прибавило бы ему популярности среди избирателей. По крайней мере, среди тех, кто за него голосовал. Он пошел по второму пути и отошел в сторону – решил сохранить спокойствие и оставить хорошие отношения с политической элитой. 

Сергей Шмидт, политолог:

- Вопрос: почему по поводу всего этого фактически отмолчался мэр Кондрашов, у которого явно увели, если не победу, но вполне реальную возможность победы на выборах (которые не состоялись)? Его можно задать уже сейчас. И ответить на него тоже можно. Виктор Кондрашов – не человек «команды губернатора», он, кстати, вообще человек не очень командный, но системный. То есть не бунтарь. Тем более не бунтарь-одиночка. Почти уверен, что он не останется на политической обочине.

Тем временем, как бы это не было прискорбно, в конце марта закончатся полномочия Виктора Кондрашова. И какова будет его дальнейшая карьера, похоже, он и сам пока не знает. Никто не ожидает помпезных проводов мэра. Но иркутяне еще долго будут обсуждать в барах или у себя на кухне, дай Бог, не шёпотом, что именно по их свободолюбивому решению, несмотря на серьезное косвенное и не косвенное давление, этот человек не из обоймы местной элиты был поставлен у руля города прямым народным волеизъявлением. И все происходящие сейчас процессы на политической сцене затеяны еще и потому, что высокие властные структуры не хотят больше таких сюрпризов.   

 

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции