Столкновение с айсбергом

Актуально
Шрифт

Отмечаем 15-летний юбилей главного иркутского долгостроя.

«Оттает» ли когда-нибудь строительство Ледового дворца или здание навечно останется «памятником неизвестному прорабу»?

Хоккей на роликах

Поверить в это трудно, даже звучит нелепо: в столице Восточной Сибири до сих пор нет городского Ледового дворца. Казалось бы, иркутянам сам бог велел сделать хоккей по-настоящему массовым и народным видом спорта – и климат подходящий, и крепкие сибирские парни, желающие погонять шайбу, всегда найдутся. Вот только тренироваться иркутским хоккеистам приходится урывками. Как правило, сезон они открывают только в начале декабря - как только на частном катке заливают лед. Тренеры же с грустью констатируют: в Иркутске хоккей давно стал одним из самых затратных видов спорта. Родителям молодых хоккеистов приходится не только покупать полный комплект экипировки, но и оплачивать занятия на частном катке. 

Чтобы хоть как-то подготовиться  к состязаниям, ребята вынуждены играть на …асфальте. Вместо коньков здесь ролики, вместо шайбы – пластмассовый мячик, ворота имитируют  небольшие кегли.  Такие тренировки долгое время выдержать могут немногие – спортсменам, даже пятилетним малышам,  приходится по нескольку часов бегать по жаре в тяжелой форме. Эта картинка – лучшая иллюстрация знаменитой фразы «умом Россию не понять»: мальчишки играют в хоккей на выщербленном асфальте, а рядом возвышается закрытое здание Ледового дворца, в строительство которого были вложены сотни миллионов рублей из бюджетов всех уровней. И все это под ежедневные бравые речи областных чиновников, вещающих с высоких трибун о том, «как важно развивать в нашем регионе все виды спорта». 

- Стыд и позор, - вздыхая, говорит председатель федерации по хоккею с шайбой Иркутской области Андрей Чурсин. – Дворец строят с начала 2000-х, за это время у нас поменялось пять губернаторов, а воз и ныне там. Помню, когда начали строительство, я радостно объявил своему старшему сыну: ты будешь скоро здесь играть. Но все эти годы мы ездили на тренировки в Ангарск. Теперь у меня подрастает младший сын-хоккеист, и я ему уже говорю: может быть, Миша, ты все-таки будешь здесь играть. Хотя сам я в это уже и не верю.

Как айсберг в океане

В 1990-х вопрос о строительстве необходимой городу ледовой арены поднял знаменитый в Иркутске хоккейный тренер Сергей Огородников. Мэрия областного центра на предложение именитого спортсмена откликнулась с большим энтузиазмом. Место нашли быстро – в Академгородке планировали построить спортивный комплекс еще со времен начала застройки микрорайона – в 1960-х. 

За разработку самого первого проекта взялись специалисты ОАО «Иркутскгражданпроект». Проектировщики рассматривали сразу несколько вариантов: привычный, с четырьмя опорными колоннами, и пирамидальный. Кто-то предложил даже экзотический вариант – в виде египетской пирамиды. Поразмыслив, архитекторы выбрали проект в виде ступенчатой пирамиды. Он лучше всего подчеркивал рельеф местности, на которой планировалось возведение дворца. 

- Форма объекта должна была напоминать ледяной айсберг, такая была задумка, - вспоминает сегодня директор по производству ОАО «Иркутскгражданпроект» Лариса Ежова. – Здание собирались возводить из специального светоотражающего материала, должно было быть очень красиво.

Дворец планировали сделать трехэтажным: на первом этаже — лед, в том числе тренировочное поле, позволяющее проводить тренировки фигуристов и хоккеистов. Кроме того, проектировщиками были предусмотрены четыре раздевалки, четыре кафе. На втором и третьем этажах планировали построить галерею. Дополняли проект трибуны в три ряда. Архитекторы отмечали, что дворец будет многофункциональным – это не только спортивный, но и культурный центр. При необходимости лед можно было оттаять за 12 часов и использовать арену для проведения шоу, концертов и семинаров. По проекту возможности трансформации дворца были безграничны. 

Правда, они так и остались на бумаге. Сегодня горожане с издевкой называют здание «памятником неизвестному прорабу», он стал даже своеобразной местной достопримечательностью, символом чиновничьего произвола и, возможно, хищения бюджетных средств в миллиардных размерах. 

Дворцовые перевороты 

Когда стройка только начиналась, возведение объекта предполагалось финансировать из разных бюджетов: часть средств – муниципальная, часть – помощь федерации. В 2000 году первый транш денег – 30 % от сметной стоимости объекта – выделила городская администрация. При стабильном финансировании строительство пошло довольно быстро. Почти за год возвели коробку, смонтировали металлические конструкции. За это время подрядчик освоил порядка 159 миллионов рублей.  А потом деньги закончились. 

Чтобы получить поддержку из федерального бюджета, проект отправили на Главгосэкспертизу. Заключения ждали примерно год, тем временем стройка простаивала. Мэрия пыталась выделить хоть немного денег, но суммы были настолько мизерные, что проблему это не решало. 

В середине 2000-х правительство региона предложило передать объект незавершенного строительства в областную собственность. В 2007 году незаконченный объект вместе с земельным участком перешел из муниципалитета в область. Техническое освидетельствование объекта после многолетнего простоя выполняло предприятие «Иркутинвест».  Комиссия сделала вывод, что конструкции здания были повреждены из-за коррозии металла, но продолжать стройку можно. Правительство региона попробовало подать заявку на выделение из федерального бюджета 300 миллионов рублей – именно этой суммы тогда не хватало на завершение. Но денег не нашлось, про объект вновь забыли. Недостроенный дворец, в который уже вложили миллионы, растаскивали по кускам вандалы. Особо предприимчивые товарищи даже пытались переделать заброшенное здание в ночной клуб.

Реанимация

Вспомнили о дворце в  2010 году, когда в Иркутске началась масштабная подготовка к 350-летию города. Тогдашний губернатор Дмитрий Мезенцев и его команда решили включить дворец в список юбилейных объектов. Было отдано распоряжение: стройку завершить в кратчайшие сроки. 

30 декабря 2010 года провели аукцион на право заключения контракта на строительство Ледового дворца. Начальная цена – 994 446 480 рублей. В конкурсе приняли участие три организации: ООО «Спецстрой-7», ООО «Строительная компания ВостСибСтрой», ЗАО «Балтийская климатическая компания». Победителем признали компанию «Спецстрой-7» - эта московская фирма предложила завершить надоевшую всем стройку за самую маленькую сумму. 

При этом фирма-победитель в Иркутске была новичком – до этого про такую компанию в Приангарье никто и не слыхивал: возведенных объектов в Иркутске за ней не числилось, ровно как и плохой репутации. Строительная фирма была зарегистрирована в 2007 году в Москве, учредителем организации являлось ЗАО «Управляющая компания «Межрегиональный союз строителей», генеральным директором в те годы числился Максим Ковпак. 

11 января 2011 года  ОГКУ «УКС Иркутской области» в качестве заказчика подписало контракт на 740 862 627 рублей, по которому срок ввода в эксплуатацию объекта был обозначен 31 декабря 2011 года. 

Фирма-подрядчик должна была выполнить корректировку первоначального проекта, произвести усиление каркаса здания, осуществить замену несущих конструкций, кровли, стеновых перегородок, произвести сантехнические и электротехнические работы, закупить и установить необходимое оборудование для функционирования всего демонстрационного зала, выполнить отделочные работы.

Вновь закрутилось: обследование, пробы, заключение экспертов и, разумеется, деньги, деньги, деньги.  Но средств опять не хватило, и амбициозные планы вновь остались лишь планами, а очередной «бум» по достройке дворца вновь окончился имитацией бурной деятельности. Праздник иркутянам пришлось встречать все с тем же долгостроем.

21 апреля было заключено дополнительное соглашение, согласно которому сроки завершения строительства дворца перенесли на декабрь 2012 года. Дмитрий Мезенцев объявил: к юбилею не получилось, но к концу декабря дворец все равно достроим. 

В это же время стройкой Ледового дворца заинтересовался холдинг «Истлэнд». Его руководитель Сергей Ерощенко регулярно посещал все встречи в Сером доме, посвященные достройке объекта. В чем заключался интерес «Истлэнда», непонятно, но Ерощенко частенько выступал на разного рода совещаниях в качестве эксперта и «заступался» за ООО «Спецстрой -7», называя требования о переносе сроков обоснованными

И все же Мезенцеву удалось отбить у «Спецстроя» одну шайбу – эдакая демонстрация общественности, что дворец все-таки строят. Пусть и медленно, но верно.  30 декабря 2011 года в Ледовом дворце состоялся первый в истории хоккейный матч. Но после того, как хоккеисты ушли с арены, туда вновь вернулись строители, работы по завершению дворца на некоторое время продолжились. 

В 2012 году Сергей Ерощенко сменил Дмитрия Мезенцева на посту губернатора Иркутской области. Новый глава региона поначалу очень активно взялся за долгострой, к судьбе которого был явно неравнодушен. В октябре 2012 года глава УКС Павел Таюрский  сообщил: не хватает 945 миллионов. Из бюджета выделили еще 180 миллионов – на проведение очередной «главной государственной экспертизы». Работа закипела, и первое время велась довольно активно. 

Но дальше все покатилось по хорошо известной схеме: громкое заявление – пиар во всех СМИ – выделение дополнительных средств – размах «великой стройки» - торможение. И все заново, по кругу.  Сроки стали переноситься еще чаще: конец декабря 2012 года – март 2013 года – июль 2013 года. Когда к назначенной дате чудо само по себе не произошло и дворец не открылся, историю вновь «замяли». Вот только министр строительства Иркутской области 30-летний Михаил Литвин в сердцах честно признался журналистам, «что Ледовый дворец не дает ему покоя ни днем, ни ночью». Еще бы.

Непотопляемый «Титаник»

Чуть позже выяснилось, что ситуация с дворцом беспокоила не только министра Литвина – обеспокоились главным иркутским долгостроем и правоохранительные органы. 

В мае 2014 года СУ СК РФ по Иркутской области выявило нарушение в реализации контракта по достройке Ледового дворца. Проверив документы, следователи установили, что УКС незаконно выплатил ООО «Спецстрой-7» аванс на проведение работ. Сумма аванса – 192 миллиона 850 тысяч рублей. Деньги выплатили на основании допсоглашения от апреля 2011 года, в котором внезапно появилась очень важное условие «выплата аванса в размере 30 % от общего ежегодного объема работ». При этом в самом контракте авансирование генподрядчика не предусмотрено – значит, дополнительное соглашение незаконно.

Всего в период с 11 января 2011 года по 10 октября 2012 года ООО «Спецстрой-7» выполнил работ на сумму 550 255 827 рублей. При этом общая сумма выплат вместе с авансом составила  более 690 миллионов рублей. ООО «Спецстрой-7» забросил стройку еще в сентябре 2012 года, при этом не вернув лишние 140 миллионов. 

14 июня 2013 года УКС Иркутской области направил ООО «Спецстрой-7» предложение о расторжении контракта, но ответа не последовало. Признать контракт недействительным и  вернуть выплаченный аванс пытались через суд. Этим тогда и оправдывали задержку в строительстве – мол, пока суд не признает контракт недействительным, искать нового подрядчика нельзя. 

Правительство Иркутской области тем временем объявило: дворец достроим в 2014 году. Только для этого нужно переделать проект ледовой арены: предыдущий разрабатывали 10 лет назад и он устарел, в том числе и морально. 9 июня 2014 года прошел аукцион на разработку нового проекта, выиграла его компания ООО «ВестЛайн». Перед разработчиками проекта поставили очень жесткие условия – им предстояло завершить работы всего за месяц. 

Против гендиректора «Спецстроя-7» Максима Ковпака возбудили уголовное дело и даже объявили в федеральный розыск. Однако по какой-то причине следствие не спешило браться за другую сторону сомнительных сделок – УКС Иркутской области. На тот момент Павел Таюрский в этой должности уже не работал – в 2012 году в отношении него возбудили уголовное дело по 286 статье УК РФ «Превышение должностных полномочий». Стало известно, что Таюрский уже «неэффективно расходовал средства» и даже дважды оплатил работы подрядной организации. Министр Литвин тут же уволил Таюрского с поста начальника УКСа.  Действия Таюрского с Ледовым дворцом особого интереса у сотрудников следствия не вызвали – и  эпопея с уголовным делом затянулась. Чтобы такое дело появилось, следствие пришлось немного подтолкнуть. Депутат Государственной думы РФ Сергей Левченко оформил официальное обращение на имя главы СК РФ Александра Бастрыкина с просьбой «проверить расходование бюджетных средств при строительстве Ледового дворца в Иркутске».

Через несколько дней губернатор Сергей Ерощенко провел запланированную встречу с главой СУ СК РФ по Иркутской области Андреем Буневым, в ходе которой глава региона поддержал инициативу Левченко и заявил, что «правительство Иркутской области крайне заинтересовано в такой проверке». После такого благословления СУ начало проводить тщательную проверку деятельности Таюрского. Результат – возбуждение еще одного уголовного дела, все та же 286-я статья УК РФ «Превышение должностных полномочий». 13 января 2015 года расследование завершили, и все материалы передали в суд. 

Новый год – новый срок

Вот только новый 2015 год Иркутск вновь встретил все с тем же долгостроем. Еще в декабре 2014 года на заседании Законодательного собрания Иркутской области  Марина Садовская, сменившая на посту срочно бежавшего из России от уголовного преследования министра Литвина, заявила, что даже в бюджете 2015 года денег на достройку дворца не предусмотрено. Правительство придумало новый план – завершить стройку на деньги частного инвестора. В марте 2015 года стало известно, что минстрой Иркутской области собрался передать дворец в концессию – это когда  частный инвестор вкладывает свои средства в государственный объект, а потом получает от этого объекта прибыль. Это очень сложная юридическая конструкция, и практика ее применения в России показала: гособъект потом бывает очень сложно у концессионера изъять.

Сергей Ерощенко же придумал еще один заманчивый проект – глава региона вознамерился построить в Иркутске… еще один Ледовый дворец. На сей раз, возможно, на берегу Чертугеевского залива. Губернатор с энтузиазмом расписывал достоинства теперь уже другого «спортивного комплекса будущего». Про старый же Сергей Владимирович говорил нехотя – эта тема в Сером доме уже давно стала неудобной.

- Да достроим мы его, - заявил на итоговой пресс-конференции 2014 года губернатор. – В этом году точно достроим.  Думаю, нам хватит на это полгода.

И тут же глава региона глубокомысленно добавил: «Ну должен же я отвечать за свои обещания». Иркутские блогеры и даже столичные журналисты тут же отметили: отвечать Сергею Ерощенко, возможно, придется не только перед судом общественности  и собственной совестью, но и перед законом. Поползли слухи, что Павел Таюрский на суде может дать показания против действующего губернатора – именно поэтому так долго задерживали следствие и именно поэтому все еще не начались судебные разбирательства. Следственный комитет Иркутской области, правда, официально заявил: проверка аффилированности действующего правительства региона и ООО «Спецстрой-7» проведена, связи не выявлено. Иными словами – деньги нехорошему подрядчику платили при Мезенцеве, с него, собственно, и спрос. Тем не менее, некоторые наблюдатели называют иркутский Ледовый дворец тем самым айсбергом, который может потопить действующего губернатора. 

 

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции