Ветераны ИВВАИУ: «Это боль в сердце»

Репортаж
Шрифт

Иркутское высшее военное авиационное инженерное училище остается бесхозным. В учебных корпусах  с пугающей периодичностью происходят поджоги, брошенное имущество постепенно разворовывается, да и работа коммунальных служб  вызывает массу претензий у местных жителей.

 

Совет ветеранов ИВВАИУ, который рассылает письма во все инстанции и получает оттуда невразумительные ответы, вынужден сейчас решать многие вопросы, в том числе по поддержке жизнеспособности городка и созданию Музея авиации, о котором говорил и губернатор Приангарья. Ветераны, встретившиеся с нашим корреспондентом, провели для него экскурсию по территории городка. Они считают, что учебные корпуса должны оставаться в собственности министерства обороны. Если же на их месте появятся какие-нибудь торговые центры, то, по словам одного из активистов, «власть получит здесь второй Донбасс».

Кто-то поджигает корпуса училища

У здания штаба ИВВАИУ в снегу застрял наш УАЗ. Еще несколько лет назад предположить такое было невозможно: курсанты выметали дороги и тропинки дочиста. Сейчас же об армейском порядке забыто.  Нас встречает разбитыми окнами его величество хаос. 

Попасть в штаб ИВВАИУ сразу не удается. Ворота стянуты железной проволокой. Но неподалеку в заборе, отгораживающем учебную зону бывшего училища от жилой,  зияет дыра. Преодолев несложное препятствие, держим путь по натоптанной тропинке к корпусам. Навстречу идут люди в форме - патруль комендатуры Иркутского гарнизона. Узнав, что это представители Совета ветеранов ИВВАИУ вместе  журналистом решили осмотреть здания, нас пропускают дальше. 

В воздухе стоит запах гари. Только в декабре-январе здесь было три пожара из-за поджогов. Сначала горел штаб, потом вычислительный центр, научно-исследовательский и учебный отделы, а следом и известный всем курсантам и преподавателям "греческий зал" - "аудитория 212" - специализированный учебный ангар для изучения конструкции летательных аппаратов. Туда мы и поднимаемся по покрытой коричневым льдом лестнице. 

Центральный вход в учебный корпус. Парадная лестница. До революции по этим ступеням ходили юнкера и офицеры юнкерского училища. Там, впереди был молельный зал и алтарь. Акустика помещения соответствовала назначению – проведение православных служб и обрядов. После создания авиационного училища на этом месте круглосуточно дежурил часовой у боевого Знамени училища - это был Пост № 1. 

Бывали тут и видные гости – представители иностранных государств. И руководство Советского Союза. А уж руководителей Министерства обороны и Военно-Воздушных Сил СССР и России – не перечесть. К приезду разных высоких гостей на лестнице стелили красную ковровую дорожку. 

-  Было это в 1977 году. На этом окне наверху кто-то однажды нацарапал свое имя. Я был первокурсником и как-то стоя возле этого окна, услышал от проходящего мимо генерала (Калицова С.Г.) грозный приказ мне: «Надпись на стекле – УБРАТЬ!». За этой сценой издалека наблюдали и хихикали мои курсанты-однокашники. Поэтому с непонятно откуда взявшейся дерзостью первокурсника, граничащей с самоубийством, я ответил генералу нарочито небрежно: «Нулевочки бы мне!…». Генерал грозно рыкнул, но не на меня, а на сопровождавших его офицеров: «Нулевку ему … БЫСТРО!». Мгновенно у меня появилась наждачная бумага, ею я зашкурил чужое имя на стекле. И потом, когда уже служил в училище, все время смотрел на свой след от «наждачки». Он и сейчас сохранился - этот привет из 1977-го года, но под слоем грязи его не видно, - вздыхает полковник в отставке, бывший преподаватель ИВВАИУ Сергей Барсуков.  

В греческом зале, в греческом зале…

К «греческому залу» мы идем практически в полной темноте. Но Сергей Владимирович за почти 39 лет, которые связывали его с училищем, изучил тут каждый порог и поворот. Собственно зала мы так и не увидели: только сваленные сгоревшие потолочные балки и когда-то белоснежные контрфорсы и полуколонны, упирающиеся уже не в потолок, а в расчерченное следами лайнеров синее небо. 

Еще несколько лет назад в этом просторном -  площадью более тысячи квадратных метров помещении -   тоже стояли самолеты. 

- Там 20 метров высоты было. Курсанты изучали живые самолеты в разрезе. Все системы были рабочие, включая подъем и уборки шасси, закрылки, изменение стреловидности крыла - все это показывалось и рассказывалось, как работает. Сами самолеты наверняка сдали на металлолом. Тут ведь специальная бригада работала от минобороны, резали технику на куски и через проход вытаскивали, - рассказывает бывший заместитель начальника училища, заместитель председателя Совета ветеранов ИВВАИУ, полковник в отставке Юрий Косов. 

Мимо разбитых и замороженных кабинетов, мимо забрызганной краской от пейнтбольных ружей таблички с именами учившихся здесь героев СССР и России, по чьим-то зачетным книжкам, открыткам «С Днем Защитника Отечества» и старым журналам шагаем по переходам в соседний корпус. Здесь располагался когда-то третий факультет ИВВАИУ. 

В списках значится

- Иваныч, а твой-то кабинет почти не тронули. Даже костры здесь не жгли. Уважают, - грустно подшучивают офицеры над Михаилом Ивановичем Лайковым, который когда-то был начальником третьего факультета ИВВАИУ. 

- Да какое там, - машет рукой этот еще один сопровождающий журналиста полковник в отставке, - зачем здесь поджигать-то? На крыше метров ста железа вообще нет, ветром сдуло, все протекает, гниет. У фундамента деревья разрослись, разорвать его просто могут. А вон, видите,  коридор покрашен зеленой краской. Это мы, когда судьба училища уже висела на волоске, перед приездом одного чиновника из Новосибирска решили обновить стены, а все напрасно. 

- Тут, похоже, все в спешке бросалось потом? 

- За 12 дней все закрылось. 25 декабря 2008 года приехали сюда люди из министерства обороны. В связи с незаконным закрытием училища 1 января 2009 года женщины - служащие ИВВАИУ - начали голодовку. Пришел замполит, генерал-лейтенант от Министерства обороны РФ, говорит: «Руки мне отрежьте, что мы не вывезем курсантов», а только женщины шестого января прекратили голодовку, ушли из клуба, а 7 января ребят на самолеты, и все – нет курсантов. Увезли их в Воронеж, - продолжает рассказ Юрий Косов. - Там ничего не было подготовлено: ни столовой, ни общежитий, ни учебной базы, ни преподавателей, ни литературы для дипломников. А здесь оборудование, которое находилось в нормальном состоянии, было брошено. А училище-то иркутское до сих пор не расформировано. 

- Как это?

- Учредителем училища было правительство России, но постановления о его ликвидации не было. Мы его не видели. Наше училище существует как обособленное подразделение филиал Воронежского ВВАИУ, - подтверждает слова товарища Сергей Барсуков. 

Внутри становится холоднее. Отопление в корпусах было отключено после того, как эти стены, где до 2012 года еще теплилась жизнь, покинула улан-удэнская бригада спецназа, занимавшая городок после закрытия училища. С отъездом спецназовцев здесь не досчитались и батарей…

Совет ветеранов ИВВАИУ помогает городку

Покидая территорию учебной зоны, офицеры указывают на два пока еще оставшихся в целости здания кафедры аэродинамики и динамики полета. В одном из них, похожем на ангар, преподаватели Андрей Татарников и Игорь Широков проектировали и вместе с курсантами строили двухместный автожир. Сейчас этот летательный аппарат уже готовятся внедрить в промышленное производство на иркутском авиазаводе. Труд этих людей не пропал даром. А многое другое, увы, потеряно. 

- Вот в этом корпусе, в здании, где раньше была кочегарка, руками курсантов и преподавателей был оборудован зал для самолета-тренажера. Из Тарту сюда был перевезен тренажер самолета Ил-76 - единственный от Урала до Владивостока. На нем не только наши курсанты, но и летчики «Аэрофлота» тренировались. Вся техника, в том числе вычислительная, была на моих плечах. И когда я вижу, что все сдано на металлолом, разграблено, растащено и виновных нет - для меня это боль в сердце. Когда весь этот развал начался, у меня случился инфаркт, и с тех пор здоровым я себя не чувствую, - говорит Юрий Косов. 

Но верные «иватушники» (бывшие офицеры и курсанты называют училище не ИВВАИУ, а по старой привычке ИВАТУ), легко сдаваться не стали. Они организовали Совет ветеранов ИВВАИУ. Эта организация не только хранит традиции «альма матер», выпускает свою газету, устраивает праздники и другие мероприятия, в том числе по патриотическому воспитанию детей, но и решает серьезные хозяйственные вопросы, напрямую касающиеся жизнедеятельности всего городка. Управляющая компания «Славянка» вызывает у местных жителей массу нареканий, коммунальщики даже межквартальную территорию сейчас не убирают от снега. Поэтому офицеры и организовывают здесь субботники, и встречаются с представителями снабжающих организаций. Пишет Совет ветеранов и многочисленные запросы в органы власти по поводу дальнейшей судьбы городка. 

Ветераны не отдадут учебные корпуса под торговлю

- С 2011 года по России было дано постановление президента  о передаче военных городков под юрисдикцию субъектов федерации. Нас беспокоит, что в случае с ИВАТУ этот процесс затягивается, нет здесь хозяина. Иркутская область говорит, что  откроет кадетское училище. Мы не верим, что оно будет здесь. Все упирается в материальную сторону. Кто будет платить за восстановление корпусов? Тут уже многое разрушено, нужны большие капвложения. А кадетское училище маленькое, всего несколько классов занимает. По сути это та же школа, только с военным уклоном, нужно будет объект передавать муниципалитету или области. Тем более министр обороны Шойгу говорил, что у корпусов должно быть сохранено учебное назначение. На словах такое решение есть. А все остальное под вопросом,  - комментирует Сергей Барсуков. 

- Сейчас и министерством обороны здесь все брошено, и область нас не берет. Люди волнуются из-за поджогов, из-за слухов, что сюда хотят зайти известные бизнесмены и построить на месте корпусов какие-нибудь торговые центры, гостиницы. В этом случае в городке областная власть получит второй Донбасс – люди не позволят этому случиться, общественность поднимется, - жестко отрезает Юрий Косов. 

Ветераны надеются, что, по крайней мере, учебная зона ИВВАИУ останется в ведении военного ведомства, а не будет отдана на откуп бизнесменам. Да и по поводу затягивания вопроса о передаче этого городка в ведение области они считают, что у минобороны на него все же есть свои планы, что особенно актуально сейчас, в сложное для страны время. Возможно, так и будет. У здания бывшей медсанчасти, которое еще этим летом активно разворовывалось и где собирались компании подростков и бомжей,  недавно появилась табличка: «Внимание! Здание готовится к реконструкции и находится под охраной. Министерство обороны РФ». По словам офицеров, тут планируется открыть призывной пункт. 

На аэродроме не хватает самолетов

В плане нашей экскурсии по городку остается один важный пункт – учебный аэродром. Именно там стоят летательные аппараты, которые по задумке ветеранов училища должны стать главными экспонатами будущего Музея авиации. Недавно губернатор Сергей Ерощенко заявил, что музей предполагается открыть на площадке планируемого модернизированного иркутского аэропорта. Сами бывшие преподаватели ИВВАИУ хотели бы, чтобы самолеты и вертолеты остались на своем месте, ведь аэродром существовал там с 1931 года. Но дело не только в этом. Нам было очень интересно посмотреть, а как же сейчас выглядят лучшие образцы отечественной авиации. Но не тут-то было. 

На въезде в аэродром у здания кафедры инженерно-эксплуатационной службы мы уперлись в КПП. Охранник вызвал по телефону командира. Тот приехал откуда-то на иномарке, одет был не в форму, а в трико, и встретил нас крайне недружелюбно. Ни своих бывших начальников (мужчина, как выяснилось, учился здесь когда-то), ни ветеранов, собственными руками строящих даже само здание, где расположен сейчас его наряд, ни тем более журналиста пускать на территорию он не собирался, да и отвечать на вопрос, а кто непосредственно руководит им, также отказывался в категоричной форме. Разговор начал принимать жесткие обороты, мы решили все же не спорить с «человеком системы», а направились на улицу Ширямова. Оттуда мы осмотрели территорию аэродрома. 

- Здесь было три самолета Ту-22, двух не видим. Су-24 один остался, было три. Вон МиГ-29 стоит, но без носовой части. С Ил-76 двигатель уже вытащили. Осталось процентов тридцать от того, что было в 2009 году, - подсчитывают остатки парка летательных аппаратов училища ветераны. 

По их версии, еще несколько лет назад самолеты и вертолеты были разрезаны так называемой «гильотиной» на куски и опять же сданы на металлолом. Работа эта была организована оборонщиками вполне легально. Но когда началась шумиха вокруг имен Сердюкова и Васильевой, при упоминании которых офицеров бросает в дрожь, вроде бы как процесс «распила» остановился. Что происходит с техникой сейчас – понять сложно, ведь она, как и земля аэродрома, собственность министерства обороны. Зато почему-то часть этой земли отдана под сомнительного вида арестплощадку для автомобилей. Может, здесь и кроется истинный смысл столь недружественной встречи нас у КПП? 

Ответа на этот вопрос и на многие другие, касающиеся судьбы военного городка, училища и его наследия, нет, и кто знает, когда будет? По крайней мере, ветеранов, душой болеющих за сохранность базы ИВВАИУ, за его традиции, никто в известность на этот счет не ставит. 

 

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции