«Я всё взял из СССР!»

Интервью
Шрифт

Андрей Борзенков широко известен  в спортивных кругах Иркутска, он один из лидеров детского спортивного движения. О принципах работы одной из старейших спортивных общественных организаций города, о том, как все начиналось, с чем приходилось сталкиваться – в новом интервью Ирксиба.

 

- Андрей Георгиевич, уже 17 лет вы находитесь у руля детской спортивной общественной областной организации "Иркутские единоборцы". Для многих иркутян ваше имя уже давно ассоциируется с рукопашным, универсальным, армейским боем, панкратионом, ушу… Тысячи детей пришли в спорт благодаря вам. Вам присуждалось звание лучшего детского тренера страны. С чего все начиналось, откуда такая тяга к единоборствам и главное детскому спорту?

- Моя любовь к спорту, конечно же, появилась не спонтанно, все закладывалось в семье и плавно перешло в школу. Тогда, в Советском Союзе, как бы его сегодня ни ругали, была выстроена прекрасная система физической культуры и спорта. Юных спортсменов поддерживали, талантливым всегда помогали выехать на соревнования, что уж говорить – элементарно заботились о нашем питании. Когда я в школе занимался боксом, нам специально выдавали талоны, чтобы мы ходили в блинную на сквере Кирова.

Взрослым в СССР также было легко найти себя в спорте, организовывались добровольно-спортивные общества - ДСО «Труд», «Буревестник», «Урожай». Шло финансирование, была поддержка и главное – конкуренция между ДСО. Сегодня это кажется каким-то нереальным, наверное поэтому мои воспитанники не с первого раза верят моим рассказам.

После школы я поступил в ПТУ, получил специальность автокрановщика и, будучи студентом, начал посещать школу Романова. Тогда Антон Романов был первым во всей Восточной Сибири квалифицированным тренером по каратэ. Вот там-то во мне впервые и стал просыпаться интерес к тренерской, организаторской работе, я начал вести занятия у групп, помогать старшим коллегам. Дальше была армия, я служил в Бурятии в Сосновом бору и вел занятия для солдат, офицеров. Со временем на тренировки военные стали приводить своих детей, и тогда я окончательно убедился в том, что с детьми заниматься куда интереснее. 

Приходит к тебе парнишка ничего не умеющий – ни отжиматься, ни подтягиваться, ни постоять за себя, а ты учишь его, воспитываешь, и на твоих глазах он растет, меняется, достигает успехов. Вот это и есть волшебство детского спорта, вот для чего я всем этим занимаюсь. Ну а для того, чтобы моя работа строилась не только на эмоциях, я закончил сначала ТФК, а потом педагогический институт, написал несколько авторских программ. Одна из последних посвящена тому, чтобы создавать клубы спортивно-боевых единоборств по месту жительства.

- Этого принципа вы придерживались с самого начала своей работы?

- Безусловно нет. Когда все только зарождалось, передо мной стояли совсем другие задачи. В 1997 году я ушел из школы Романова и создал свой первый клуб «Единоборец». Нуждался в помещении, деньгах… Мне даже пришлось стать на время частным предпринимателем. Иначе никак: чтобы арендовать зал, заключить договор, надо было быть коммерсантом. Поначалу было действительно тяжело, я устраивался на работу грузчиком, чтобы хоть как-то покрыть аренду, оснастить элементарным оборудованием зал. Все выглядело очень скромно, вместо настоящих матов покупали ватные матрацы, но мы были рады и этому.

- Где находился ваш первый зал? Откуда пришли первые ученики? Где вы их искали?

- С залами у нас вообще отдельная история. Где мы только не занимались, не сосчитать, откуда нас только не гоняли. Начинали в кулинарном училище. Помещение было маленькое, сперва народу ходило немного, но потом число стало расти, а у директора училища сразу загорелись глаза – она начинала поднимать арендную плату. Потом, вы не поверите, мы занимались на базе воинской части топографов. Вот там-то наши ряды изрядно пополнели. Конец 99 года, в стране был настоящий бум на единоборства, а клубов практически не было. Именно поэтому к нам, в центр города, на улицу 5-й Армии и ездили со всего города и даже с Шелехова, Ангарска, Смоленщины…  В то время нас уже занималось около 200 человек. А вот откуда они все про нас узнавали, и сам не знаю. Наверное сарафанное радио сработало. Я никогда нигде не ходил с призывами идти к нам клуб. Родители всегда сами узнают о нас, приводят детей. Тогда в лихие девяностые все находились в режиме выживания, многие работали на двух-трех работах. Мамы и папы приводили к нам крох и говорили: «Возьмите, пожалуйста, моего ребенка! Утром я ухожу – он спит, прихожу вечером – спит. Надо его чем-то занять.

- И как военные относились к такой внушительной касте спортсменов?

- Сначала все было хорошо, мы ведь все делали официально, с командиром части у нас был договор, по нему мы отчисляли деньги на ремонт спортивного зала. Благодаря нашей арендной плате там появились душевые кабины, которых никогда не было, на втором этаже оборудовали комнату отдыха. Вот тогда-то и начали по вечерам у нас появляться в зале конкуренты… Когда я спросил, что во время занятий в зале делают посторонние люди, командир мне ответил – в договоре есть пункт о форс-мажоре, в стенах у нас как раз сейчас трещина, покиньте помещение. Понятно, что никакой трещины не было. В общем, из военной части мы вскоре были вынуждены уйти. Потом был зал на Степана Разина, Дом профсоюзов, подвал в строящемся доме нархоза. Дошло и до того, что как-то я пришел в родную школу № 27, обратился к директору и нам пошли навстречу. Первые занятия проходили прямо в актовом зале, на мраморном полу. Позже мы перешли в спортивный зал, и эту практику применяем по сей день, ведем  занятия на базе нескольких городских школ.

- Но несмотря на все эти сложности, переезды, вы успевали заниматься юридическими вопросами, ученики успешно выступали на соревнованиях, занимали призовые места.

- Да, вы правы. В 2003 году по совету мэрии мы зарегистрировались в качестве некоммерческой организации, нашли соратников в области, объединялись с другими тренерами, спортивными обществами. Сегодня только в Иркутске у нас восемь филиалов, два на стадии открытия, и я рад тому, что новые клубы возглавляют мои бывшие ученики. Они пошли по моим стопам. Среди них братья Ершовы – Дмитрий и Александр, Николай Мелкоступов, Дмитрий Ляхов, Эдуард Именуров, Александр Гаев, Антон Груздяков, Дмитрий Меркульев. Мы гордимся Михаилом Каурцевым – победителем всероссийских чемпионатов по панкратиону и другим видам спорта.

- Как часто родители приводят вас с просьбой сделать из его ребенка чемпиона?

- Таких немного. Удивительно, но факт, ничего кардинально не изменилось по сравнению с девяностыми. Спорт все также вид досуга. Родителей и детей, которые приходят с амбициями будущих чемпионов, мало. Это, конечно, никак не возбраняется, наша цель не в том, чтобы растить победителей. Но нарастание все большей пропасти между детьми и родителями в современном обществе я наблюдаю. Взрослые все чаще увлечены вечерами собой, нежели воспитанием детей и тем более прививанием любви к спорту. А детям ведь что надо? Расскажи им про соревнования, про то, что можно выиграть, стать лучшим и приз получить – так все! Их глаза горят!

-  В этом году число таких загоревшихся спортом детей в вашей организации уже подходит к  тысячи. А если учитывать филиалы «Иркутских единоборцев» в Шелехове, Братске, Куйтуне, картина получается весьма приличной. Замечают ли региональные и местные власти такое внушительное спортивное сообщество?

- Вы знаете, по разному бывало. Первое внимание к нам как организации я ощутил спустя четыре года после открытия. В 2004-м после очередных поисков зала к нам пришла помощь в лице Владимира Якубовского. Тогдашний мэр Иркутска приютил нас в одном из подвалов на улице Коммунистической. Больше года мы занимались совершенно бесплатно, но потом на его смену пришел Виктор Кондрашов, и я, если честно, к нему не обращался. После была еще посильная помощь от «Единой России», также мы выиграли два гранта от муниципалитета. На этом, наверное, все…  Благо, сейчас мы уже стали вполне самостоятельными благодаря членским взносам. Немаловажную роль также сыграли благотворители –  меценатство, к счастью,  у иркутского бизнеса в крови.

- Сложно выпросить денег у бизнеса? Какие компании вам помогают?

- С бизнесом дела как раз таки обстоят куда проще, чем с властями. Иногда даже одного звонка достаточно. Это различные компании. Кто-то помогает нам разово, кто-то на постоянной основе. На заре своей деятельности мы нашли очень хорошего друга в лице родителя одного из наших воспитанников. Он помогал нам с арендой, покупкой униформы, отправкой на соревнования… Я ему за все это очень благодарен. Если говорить о наших нынешних помощниках, то это один благотворительный фонд. Вместе с бизнесменами нам удалось привлечь массу детей к дворовому, игровому спорту. Я не хочу называть фамилий, благотворители этого не любят. Но только наступает зима, ребята звонят мне и спрашивают: «А когда хоккей, Андрей Георгиевич?» Приближается лето – сыпятся вопросы о футболе. Соревнования по русскому дворовому хоккею, футболу благодаря спонсорской помощи стали традиционными.

- Несмотря на такую помощь, вам бы наверняка хотелось бы внимания от государства? Ведь в последние годы детский спорт в нашей стране на фоне Олимпиады признан одним из приоритетных направлений?   

- К сожалению, дальше разговоров дела не продвигаются. У нас все строится на альтруизме, инициативе людей. Пока общественность не встанет и не начнет сама просить спортивных площадок, соревнований для детей, никто не шелохнется. Более того, если родители хотят сделать из своего ребенка настоящего спортсмена, они автоматически должны хорошо зарабатывать. У нас сегодня именно так – на соревнования выезжают те, кто в состоянии. Хотя дети из не столь обеспеченных семей, дети-сироты например, я считаю, генетически более жизнестойкие, выносливые.

Также обижает в целом общее отношение к комплексному единоборству. Если наши виды спорта не входят в Олимпийскую программу, значит, и помогать нам не надо? А то, что благодаря нашим занятиям у нас вырастает сильное поколение, этого мало? Хочется, чтобы в Иркутске любой детский спорт чувствовал себя более уверенно, без деления на олимпийскую и неолимпийскую программу. 

Есть прекрасные примеры в других городах, и я даже не беру столицу, – в Казани, Новосибирске, Барнауле. В Нижнем Новгороде вообще реализуется прекрасная губернаторская программа по созданию ФОКов (физкультурно-оздоровительных комплексов). По ней задумано построить по всей области 47 таких ФОКов, в которых есть все – бассейн, тренажерный зал, огромный зал для игровых видов спорта, зал бокса, борьбы, гимнастики, фитнеса и даже крытая ледовая площадка для круглогодичного занятия. Четыре года назад, когда я там был для обмена опыта, таковых центров построили уже 11. Было бы прекрасно, если бы и у нас переняли этот опыт. 

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции