Дмитрий Бердников: Мы начинаем те проекты, которым можно было дать старт гораздо раньше

Интервью
Шрифт

Мэр Иркутска рассказал о транспорте, политике, отношении к критике и о важности общественного контроля.

 

Сейчас среди политизированной и околополитизированной части иркутян нет единого мнения о мэре. Первые искренне готовы доказывать, что Дмитрий Бердников – именно тот управленец, который нужен городу, вторые кричат, что глава Иркутска много командует и мало делает. «ИркСиб» встретился с Дмитрием Викторовичем, чтобы дать читателям дополнительную пищу для размышлений.

- Дмитрий Викторович, расскажите про знакомство с Иркутском.

- Еще в 10 классе, когда играл в хоккей, приехал учиться. Юношеский состав «Ермака» постепенно перетекал в Иркутск, формировал взрослую команду на базе Политеха. Потом, правда, команда распалась.

Из сильных впечатлений того времени – наш город – это город на горах: бесконечные спуски, подъемы…  В те годы еще были узкие улочки – Лермонтова, Байкальская, Шмидта, Академгородок. Было непривычно после Ангарска с его широкими и четко разрисованными кварталами. Что касается горожан, то мы не изменились в своей «иркутскости», «особливости», если хотите, – эпитетов для иркутян придумано немало. Обратите внимание, чтобы стать до мозга костей иркутянином, вовсе не обязательно родиться в Иркутске. Мы ведь знаем, что некоторые коренные, которые встали здесь на ноги, уезжают. К счастью, есть масса обратных примеров, когда люди открывают для себя Иркутск и находят себя здесь.

- Приезжие отмечают, что еще и расстояния между остановками большие.

Про расстояния между остановками не скажу, а конечные пункты маршрутов пересмотрим. Невозможно соблюсти нормальный график движения муниципального транспорта, когда он идет из Солнечного на Синюшку – через весь город по пробкам. Если мы сейчас пойдем на остановку, есть гарантия, что в ближайшие 10 минут сядем в автобус 35 маршрута?

- Нет.

- Поэтому нужно переломить ситуацию с общественным транспортом в течение двух ближайших лет. Мы, по крайней мере, заложим основы, чтобы будущие главы Иркутска продолжили развитие этой темы.

- А в каких городах России проблемы с транспортом решены?

- Да практически во всех крупных городах. Возьмите соседей – Красноярск. Там нет такого безобразия. Я не беру в пример столицу нашей Родины Москву, они просто в масле катаются: уже даже от троллейбусов избавляются, потому что им провода портят вид улиц. А у нас нет даже бесперебойного режима движения.

- Ведь проблема не только в "убитых" маршрутках и маршрутах. В европейских странах вопрос решили развитием общественного транспорта, но там и менталитет другой. Иркутянин вряд ли откажется от машины только из-за того, что доедет до нужного места на автобусе.

- Это вопрос грамотного исполнения генплана города, дальнейшей застройки Иркутска. Я поэтому всюду и говорю о социально-адаптированных микрорайонах, увязанных между собой в транспортно-логистическую цепочку. Мы намерены подтянуть строительство. Именно подтянуть - у нас зачастую строительством подменялось понятие продажи квадратных метров. Городу нужна комплексная застройка, включающая инфраструктуру. Понятно, что за отведенные пять лет мы не переломим ситуацию в корне, но зададим устойчивую тенденцию, которую заметят иркутяне. Нравится нам футбол или волейбол, нужно создать условия, и это в силах застройщиков, чтобы секция была в шаговой доступности. А сегодня у нас мамы возят детей через весь город в садик, потому что в микрорайоне, где они живут, мест в садике нет. Уже совсем скоро такая же проблема возникнет и со школами. И вот представьте – вы и тысяча таких же иркутян едете из одного микрорайона в другой, чтобы отвезти ребенка в сад, как сейчас. Пробки неминуемы, никакой общественный транспорт не справится. Поэтому выход один – создавать полноценные микрорайоны, чтобы минимизировать использование транспорта.

- Это сложно.

- Но возможно. Хороший пример в Ново-Ленино, где возводят «Эволюцию». Проект становится похожим на то, в каком формате надо строить. Сейчас там заложен детский садик, будет школа, поликлиника. Там же должен появиться хороший спорткомплекс, неподалеку – мегамоллы с сектором развлечений. Понимаете, мы таким образом избавляем жителей от необходимости куда-то ехать.

- Иными словами, по-вашему, должен быть центр Иркутска как средоточие некоего культурного пространства, а вокруг него – остальной Иркутск в форме "островов"-самодостаточных микрорайонов?

- Да, и мы приблизились к запуску решения этого вопроса. Очень скоро стартуют три проекта бесплатных парковок: на улице Ленина, под старым мостом и в районе Торгового центра. Это перехватывающие парковки рядом с транспортными узлами. Задача мэрии – создать условия, чтобы человек оставил машину и шел по делам пешком. Весь центр можно обойти за 20 минут. Это влечет за собой создание нормальных тротуаров, расстановку скамеек. Здесь и приведу в пример Москву. Пять лет назад меньше 20% жителей столицы отвечали «да» на вопрос «нравится ли вам ходить по городу пешком?». Теперь «да» говорят 60%. Потому что там занялись и парковками, и тротуарами. Нам ничто не мешает перенять этот опыт.

- Все это хорошо и здорово. Но нужно очень много денег. Где их взять?

- Будем стучаться во все двери – от владельца магазина до области и Федерации. Даже из тех денег, которые мы сейчас имеем, из того мизера, можно заложить некие суммы, чтобы создать тенденцию, о чем я уже говорил. Не можем мы сейчас перекрыть потребность в 20 стоянках, сделаем пока хотя бы пять. Не можем привести 34 иркутских квартала в порядок – давайте 10 приведем. Многое зависит от частно-муниципального партнерства. Пример Красноярска показывает, как эта схема может работать. Я очень сожалею, что город проспал «жирные» времена. У Иркутска несколько лет был профицит бюджета в миллиард-полтора. Сегодня у нас миллиард дефицита. Но мы начинаем те проекты, которым можно было дать старт гораздо раньше. Это необходимая работа, иначе мы обречены видеть на месте Иркутска «Шанхайку».

- Дмитрий Викторович, можете уже сегодня сказать, какие новые точки притяжения появятся у иркутян в 2020 году?

- Остров Конный, остров Юность и Большой Чертугей. Вокруг этих территорий начнется большая работа очень скоро. Особенно по островам. Не буду раскрывать всего, но дельфинарий мы там создать намерены. Появится Зоогалерея – нужно помогать Ивушкиным перебираться с территории ЦПКиО в нормальные условия. Я не говорю про зоопарк на острове, потому что зоопарк следует строить на гораздо большей территории, здесь речь идет именно о галерее в доступном для большинства иркутян месте.

- Чего городу еще не хватает?

- Многого не хватает. Кружков для внеклассного образования недостаточно. Бассейнов почти нет: пловцов в Иркутске много, а плавать негде. Приступаем к строительству ФОКа на бульваре Рябикова, он будет с бассейном. Но новый ФОК один, а прямо сейчас городу необходимо еще минимум пять.

- А школ сколько нужно?

- К 2020 году нужно 18 новых школ.

- Это нереально.

- Но строить-то нужно. Сложа руки сидеть – тоже плохой вариант. По одной школе мы все-таки вошли в федеральную программу "Большая перемена". Можем сейчас начать, например, с возведения полноценных пристроев. По спорту – сделаем упор на ФОКи.

- А вам какой спорт ближе?

- Начинал с хоккея в Ангарске, когда доминировала «Тарасовская школа». Легко перехожу из одного вида спорта в другой на любительском уровне. Футбол, плавание, бокс. Все это в комплексе позволяет развиваться гармонично.

- На тренировках по боксу вас били так, чтобы очень сильно?

- Нет, я же любитель.

- А вне ринга жизнь отправляла в нокдауны?

- Мне кажется, любого человека жизнь туда отправляет. Спорт как раз учит держать удары, отвечать.

- И часто приходится отвечать?

- Сейчас нет. С возрастом приходит понимание, что нужно больше читать, и именно классической литературы. Много-много лет назад там все уже объяснили. И в отношении ударов, и в отношении умения их держать. Теперь я, как и многие мои коллеги, склоняюсь к мысли, что выигранная схватка – предотвращенная схватка. Это не в наши времена сказано, но именно этого сейчас нам не хватает.

- Вы компромиссный человек?

- Мне кажется, только совсем глупый человек не понимает, что в конфликтной ситуации компромисс нужен всегда. Единственное, когда он невозможен – если дело касается вещей принципиальных: чести, совести. В остальном - любые разумные маневры, конечно, нужны. Любые договоренности и возможности избежать прямых столкновений нужно использовать.

- Говорят, вы авторитарный руководитель.

- Если мы вчетвером собираемся и принимаем решение коллегиально, то достигать реализации этого решения тоже будем коллегиально, на тех условиях, которые заранее оговорены. Это относится в том числе и к вопросу о компромиссах. В том случае если коллегия, условно говоря, выбрала командира, то должна следовать его установкам. Это есть принцип единовластия. Не потому, что командир самый умный, а потому что на него возложили персональную ответственность за результаты работы всей команды. Разумеется, в таком случае буду по максимуму требовать исполнения своих обязанностей от каждого. Потому что и за удачи, и за неудачи перед иркутянами отвечать лично мне.

- Значит, жесткий.

- Может, и жесткий. Но доверяю людям. Всегда поддержу и никогда не подставлю тех, кто работает со мной на одном участке. Так всегда было – и в юности, и в зрелом возрасте. Все это вытекает в максимальную требовательность, прежде всего, к самому себе. И когда ставлю жесткие задачи, то предлагаю равняться на меня. И в самую трудную минуту должен быть впереди своей команды. В этом случае, думаю, люди готовы терпеть жесткость.

- Бывает и так, что все силы бросаются на какой-нибудь проект, который в итоге просто рушится. Не тормозится, а именно исчезает даже сама возможность его реализации. Как бороться с чувством разочарования?

- Разочарований не будет. Нечто похожее у меня случалось лет 20 назад: где-то недоработал, кого-то не убедил, какие-то шаги были неверные. С тех пор прошло много времени, я научился доводить дела до конца. Пусть и ценой невероятных усилий. В этом плане мне очень помогает семья. Она у нас не совсем обычная, мне кажется: заведено так, что, если перед кем-то из нас встает трудная задача, остальные бросают все силы для ее решения. Все горести и радости мы разделяем как один человек.

- Нам рассказывали про ваш рабочий график, когда первые заметки по делам города вы делаете в 7:30 утра. В это же время прогуливаетесь по улицам и звоните главам округов, которые где-то не досмотрели. Уезжаете из мэрии часов в 10 вечера. При этом некоторые иркутяне, если вы посмотрите соцсети, убеждены, что вы ничего не делаете. Как вы относитесь к критике в интернете?

- Я ее не читаю. Это игра не на равных условиях. Одно дело, когда мы лицом к лицу предъявляем претензии и имеем возможность ответить, совсем другое – транслировать с телефона в соцсети. Любому вменяемому человеку я и моя команда готовы объяснить, что в Иркутске делается, почему делается именно так. В таких случаях я привожу в пример ТОС в Первомайском. Сейчас мы очень плотно взаимодействуем, дружим. А начинали со скандала и обвинений. Люди просто не понимали, где границы ответственности города и чем он может помочь активным общественникам. Когда разобрались, они перестали кричать.  Если люди втягиваются в совместную работу, они понимают, что никто не водит их за нос. Дугой пример, раз уж про интернет заговорили. Видели первоапрельский ролик иркутских комсомольцев, которые разносили открытки мне и телеграмму в приемную президента? Я с ними встретился. Договорились о том, что они с нами поработают, выйдут с конструктивной критикой.  Подчеркну – конструктивной.

- В том ролике они иронизируют по поводу «растаявших» дорог, ставших после зимы, как после войны. Создается ощущение, что с каждой весной асфальта и правда остается все меньше.

- Скоро анонсируем контроль ремонта дорог общественностью. Любой может выйти на свой участок и посмотреть, как дорожники выполняют работу. Список компаний с адресами ремонтов тоже опубликуем. Пусть их контролируют заинтересованные иркутяне. Все будет на виду: сколько асфальта залили, как его залили, как разровняли. С удивлением обнаружили, что очень-очень многие компании хотят делать дороги в Иркутске. До меня доходят сигналы, что в этой отрасли много чего творится. Знаете поговорку «Лед и пена – хлеб бармена»? Есть подозрение, что в дорожной сфере дела обстоят примерно так же. Невозможно же, когда из года в год ремонтируются одни и те же участки. Вот пусть дорожники и делают все открыто.

- Дмитрий Викторович, давайте в завершение вернемся к выигранным схваткам, которые удалось предотвратить. Многих наблюдателей удивило, что вы не замечены в политических распрях. В отличие от большинства своих коллег – мэров других городов области – даже во время губернаторской кампании публично не давали никаких оценочных суждений. Это, потому что политика вам не очень интересна, или потому что городское хозяйство гораздо увлекательнее политики?

- Мне политика интересна. Не нужно лукавить, политика – это одна из древнейших забав человечества. Но я считаю так – каждый должен заниматься своим делом. Если мне доверено отвечать на запросы более 600 тысяч жителей областного центра, то здесь политические игры абсолютно неуместны. Мы с вами уже долго общаемся, а обозначили только малую часть проблем. Какая может быть политика, если город надо поднимать прямо сейчас? Мэр – это в первую очередь хозяйственник, только потом политик.

В то же время есть простая, как мне кажется, для понимания вещь - люди должны разговаривать. Если нет диалога, никаких хозяйственных вопросов не решить. А способность вести диалог – это тоже уже политика.

ИА «ИркСиб», фото со страницы Дмитрия Бердникова в facebook.

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции