Взрослые чиновники против детского туризма

Интервью
Шрифт

СЮТур был одним из самых сильных и крупных в стране центров: около 1200 учащихся, до 50 мероприятий в год, 30 педагогов и 15 филиалов по всей области.

Многие в Иркутской области еще помнят Центр детско-юношеского туризма и краеведения или, как его раньше называли, Станция юных туристов (СЮТур). Но мало кто знает, что этот центр был одним из самых сильных и крупных в стране: около 1200 учащихся, до 50 мероприятий в год, 30 педагогов и 15 филиалов по всей области,  а также областные массовые турслеты, мощный методическая база с личной библиотекой и картами, центр подготовки инструкторов и гидов.  Открытая еще в 1941 году, сегодня эта уникальная школа детского туризма основана на воспитании у детей правильных жизненных ценностей и ориентиров, основанных на  патриотизме, здоровье духа и тела, единении с природой, стояла бы на пороге 75-летнего юбилея. Но юбилея не будет, потому что областные чиновники школу убили.

Реорганизовать по-иркутски = закрыть

В 2012 году центр закрыли. Или, если говорить на «чиновничьем» языке, реорганизовали. Тогдашний президент Медведев предложил оптимизировать работу всех учреждений дополнительного образования. И министр образования Приангарья, на тот момент Виктор Басюк, не задумываясь, огласил приговор: объединить Областной эколого-биологический центр (в народе Юннатка), Центр детско-юношеского туризма и краеведения (СЮТур) и Центр технического творчества в Центр развития дополнительного образования детей. Естественно, что рискованный, сложный и трудоемкий детский туризм совсем не подходил для красивых отчетов и легких управленческо-организаторских отделов пресловутого допобразования. Неудивительно, что сегодня отдел туризма, состоящий из двух специалистов, представляет собой жалкое подобие скромного туристического кружка.

Случайно в разговоре с бывшим директором Центра детско-юношеского туризма и краеведения - заслуженным путешественником России, мастером международного класса по туризму Леонидом Стрелюком мы узнали, что у детского туризма в Иркутске появился шанс на возрождение. Общественная палата РФ разослала в регионы рекомендательные письма по поддержке и развитию детского туризма…

- Леонид Евгеньевич, что же все-таки произошло в 2012 году?

- Во время реорганизации бывшим «СЮТуровцам» чиновники говорили: «Вы зря опасаетесь, все будет хорошо. Появится мощная администрация, большая бухгалтерия – потечет финансовая река. Никого увольнять не будут, дети не уйдут - все во благо». Даже показали по телевизору видео с красивыми и убедительными обещаниями. В итоге из 30 преподавателей в отделе нового центра остались 2 педагога, а походный туризм полностью исчез.

При реорганизации, конечно, всем предложили места. Вот, например, мой товарищ-завхоз мог стать рабочим: шутил, что, встав на биржу труда, будет получать больше. Да и многие ушли со своих мест, потому что работать там, где туризм идет через запятую на каком-нибудь 25 месте, а отдел возглавляется людьми, которые не разбираются в этой сфере и не отдают ей должного внимания и поддержки, откровенно говоря, не хотелось.

- Предпринимались ли какие-то попытки сохранить центр?

- Мы тогда подняли шумиху – весь интернет гудел, мы письма писали в правительство области. Но чиновники у нас документы читать умеют, знают, что имеют права в течение месяца отвечать. Вот они и выжидали этот месяц. А интернет-сообщество долго не играет: две недели пошумели и успокоились. Да и ответили-то нам отписками, общими фразами – «Это не закрытие, это оптимизация, никто не пострадает».  Да, детский туризм – непредсказуемый. Конечно, чиновникам невыгодно рисковать – вдруг что-то случится с ребенком. Значит, это они недоглядели. Но на моей памяти с 1989 года из «страшных» случаев всего 1-2 перелома.

- Как оцениваете работу отдела туризма в новом Центре развития дополнительного образования детей?

- Сейчас я бываю в этом центре, и, если говорить о туризме, здесь ничего нет. Нет маршрутно-квалификационной комиссии, которая выпускала бы детей на маршруты;  областных турслетов, экскурсий, массовых походов – только соревнования по спортивному ориентированию, скалолазанию и тому подобное. Я им говорил: «Ребята, вы сами себе ловушку ставите. Однажды кто-то прочтет название отдела, а у вас ни того, ни другого. Только спорт, а это уже другой отдел. Так вас сократят и присоединят к ним».

Не могу сказать, что виноваты только те, кто работает сейчас в нашем отделе в Центре допобразования и не ведет работу по активному туризму. Там же есть еще директор и заместители по разным направлениям, отдел допобразования министерства, в конце концов. Руководитель отдела по туризму Наталья Палевич – наш бывший педагог, сейчас она еще и начальник федерации по туризму области. Наверное, ей тоже тяжело - кадры все разбежались. Да и сколько документов нужно собрать, чтобы собраться в один поход…

Отдел туризма сначала занимал в новом центре 3 кабинета, потом 2, потом 1, а сейчас их попросили переехать в бывшую Юннатку. Туда и транспорт-то уже никакой не ходит… 

- Куда делись материалы, наработанные за столько лет Центром детско-юношеского туризма и краеведения?

- У нас хранилось около 4-5 шкафов литературы, отчетов о походах, карт. Был мощный консультационный центр. За информацией обращались  со всей страны: за данными маршрутов, паспортами перевалов, инструкциями по сплаву по реке, описаниями восхождений на вершины и многое другое. Восточные Саяны, Хамар-Дабан, Байкальск, Баргузинский хребет – мы там были как смотрящие, подавали для создания карт данные исследований этих мест.  Все оставили новому отделу туризма.  Примерно месяц назад мне сказали библиотеку  вывезти, так как центру негде хранить бухгалтерские документы. Ценную туристическую литературу тут же предложила забрать «Молчановка». Я согласился только на оцифровку и перевез материалы на свою новую работу.

- Какие мероприятия были знаковыми для детского туризма области и сейчас потеряны?

- Раньше мы проводили массовые областные турслеты. На Дачной, на Орленке на скальниках, в Листвянке, на Малом Море, на КБЖД, на Хамар-Дабане (пик Черского). Часто с нами ходили «отвязные» дети-сироты, которые в конце походов становились совсем другими людьми.

Наш бывший лагерь «Страна Байкалия» в устье Курмы на Малом Море не работает. Лучший палаточный лагерь Иркутской области был. Там надо было попросить прокуратуру разбираться, потому что с приходом новых руководителей пропала отличная материальная база по туризму.

Экскурсий сейчас нет вообще. Хотя раньше мы и сами выезжали, и гостей принимали.  В год ездили на 3-4 экскурсии в Москву, Питер, Киев, Швецию, Финляндию – более 100 человек без единой копейки бюджетных денег. В летние каникулы выезжали раза два на Черное море. Мы сами договаривались с принимающей стороной, находили контакты.

Письмо без адресата 

- Как вы узнали о рекомендательном письме от Общественной палаты? Поможет ли оно в решении проблем детского туризма?\

- Пришло это письмо от Общественной палаты Наталье Палевич, заведующей отделом  Центра допобразования.  Мне она тут же позвонила и спросила – что делать будем? А что я отвечу? Сказал, нужно возрождать СЮТур. Письмо носит рекомендательный характер: «Создать инициативную группу по поддержке и развитию детского  туризма». Но я так понял, что в эту группу вошли те, кто его и развалил. Плюс там есть интересная фраза (я с ней еще не разбирался): при реорганизации должны были собрать экспертный совет и провести экспертизу – это написано в федеральном законе о правах ребенка. У нас этого точно не было. В Москве по этому пункту отстояли городской центр. Меня как руководителя тогда даже не поставили в известность, что с кем-то объединяют. 

Теоретически все вернуть возможно, но практически – не знаю. Однако воспитание детским туризмом невозможно не оценить. Я сейчас работаю в Центре специальной физической подготовки министерства обороны. Через меня проходит спецназ, ВДВшники, в общем, головорезы, но на маршрут с рюкзаком по целине, ночевать в снегу - для них это шок. Так вот, дети были подготовлены лучше, они знали, что в снегу спать теплее, чем в палатке. Это своеобразная военно-прикладная патриотическая подготовка. Сейчас многие наши ученики служат в спецвойсках, все люди сильные духовно и физически.

Вместо послесловия

По нашей информации, никаких конкретных действий в регионе с приходом письма не предпринимается. Областная власть посчитала, что возрождение убитого ею же детского туризма может пройти как-то само собой. Без участия этой самой областной власти. Косвенно это подтверждают и специалисты.

 

Наталья Палевич, президент областной общественной организации «Федерация спортивного туризма Иркутской области», заведующая отделом туристско-экскурсионной работы Центра развития дополнительного образования:

- Мы получили рекомендательное письмо по созданию региональных советов для развития детского туризма, но наш губернатор списал это на министерство образования, а те в свою очередь на нас. Я считаю, что структура совета должна все-таки включать руководство всех уровней. Мы создали рабочую региональную группу, но состоит она опять же из тех педагогов, которые ничего не решают. Кто должен заниматься этими организационными вопросами, мы не знаем, может, и нам стоит настоять. Смысл в возрождении организации, конечно, есть. В едином центре  все  - от директора до сторожа - целенаправленно служат одной цели, там больше возможностей для организации мероприятий, проведения походов.  У нас же много разных направлений, а человек, который должен организовывать все мероприятия, один. Поэтому мы можем проводить только малобюджетные спортивные соревнования. Никакой целевой программы по туризму у нас в регионе нет. Почему так – сложно сказать, может, потому что это экстремальное направление, и его обходят, чтобы обезопасить себя. Это нужно у чиновников спрашивать. В целом по России детский туризм развивается, в некоторых регионах очень широко.

 

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции