"Переговоры о повышении МРОТ зашли в тупик"

Интервью
Шрифт

В некоторых регионах власть, работодатели и профсоюзы сумели договориться и частично снять социально-экономическую напряженность, вызванную кризисом. Почему же это не удается сделать у нас? Мы встретились с председателем Иркутского областного объединения организаций профсоюзов Александром Оболкиным, чтобы поговорить о проблемах трудового населения нашего региона. Нас сразу предупредили, что ряд вопросов носят общероссийский характер.

 

- Александр Никитич, можем ли мы ожидать повышения зарплат?

- Реальная зарплата в первые месяцы этого года у нас снизилась. Снижаются доходы населения. Но опять же вопрос – у кого эти доходы падают? Есть категории населения, у которых очень высокий доход. И сегодня самая тяжелая тема – это социальное расслоение, дичайшая дифференциация в оплате труда. Позиция профсоюза на данном этапе заключается в том, чтобы минимальную зарплату в Иркутской области довести до уровня прожиточного минимума трудоспособного населения. Минимальный размер оплаты в РФ сегодня составляет 5965 рублей, в то время как прожиточный минимум по Иркутской области за I квартал 2015 года – 10 534 рубля, а по северным территориям он равен 12 590 рублей. На зарплату в 5965 рублей невозможно прожить. Есть регионы, которые установили свой региональный МРОТ: в Красноярском крае он практически на уровне прожиточного минимума, в Кемеровской области  в промышленности уровень равен 1,5 прожиточным минимумам. В Новосибирской, Томской и ряде других областей приняты такие соглашения – всего около 30 субъектов РФ. К сожалению, у нас в регионе переговоры на эту тему зашли в тупик. Правительство Иркутской области не идет на повышение регионального размера минимальной зарплаты, ссылаясь на то, что в бюджете не хватает средств  на решение этой проблемы. 

Численность населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума выросла до 515 600 человек. Доля населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума в процентах к общей численности населения возросла с 17 % в 2013 году до 21,3 % в 2014 году.

Мы выступили инициаторами принятия областного закона «О социальном партнерстве в Иркутской области». Каждые три года мы подписываем трёхстороннее соглашение между объединением профсоюзов, работодателей и правительством Иркутской области, но реализовать условия соглашения до конца не удается, так как не все работодатели к нему присоединяются. А должно быть так: есть решение, что зарплата не должна быть ниже прожиточного минимума, и все обязаны его исполнять. Закон о соцпартнерстве устанавливает порядок присоединения работодателей к соглашению и обязывает их его исполнять. Все работодатели Иркутской области должны выполнять трехстороннее соглашение.

- Значит, все проблемы можно решить на региональном уровне?

- Поскольку мы с вами живем в Сибири, то в свое время правительством страны были установлены районные коэффициенты и северные надбавки, которые, мы убеждены,  должны начисляться на федеральный МРОТ в 5965 рублей. Нам говорят – нет, все уже входит. Но у нас уже сложилась судебная практика, когда люди обращались в суд, и решение всегда принималось в пользу заявителя. Помимо положительной практики судов, есть и позиция прокуратуры Иркутской области, которая также подтвердила необходимость начислений районных коэффициентов и северных надбавок. Этот вопрос необходимо решить прежде всего на федеральном уровне. 

Есть и решения по уровню отраслевой зарплаты. Это когда в федеральных отраслевых соглашениях тарифная ставка I разряда устанавливается на уровне прожиточного минимума или выше. И тогда во всех регионах ставка I разряда будет соответствовать этому размеру.    

А как же майские указы президента?

- В целом они реализуются, может быть, даже лучше, чем в соседних регионах. В здравоохранении мы даже несколько превысили показатели. Другой вопрос – как? А за счет оптимизации, сокращений и совмещения должностей. В образовании, например, педагог получает свою повышенную зарплату (которая соответствует указу президента), работая не на одну ставку, а, скажем, на полторы. То есть интенсивность труда увеличена, нагрузка физическая и моральная увеличена. Кроме того, есть категории работников бюджетной сферы, которые в этот указ не попали. Это младший обслуживающий персонал. И вот их, на наш взгляд, и нужно поддержать в первую очередь.

- Каково положение на рынке труда в Иркутской области?

- На тот уровень зарплаты, который предлагает сегодня рынок труда, а это около 18 000 вакансий по Иркутской области, большинство людей не пойдет. Зарплаты предлагают по 12 000-15 000 рублей. Семью прокормить на эти деньги невозможно. Недавно мы были на ярмарке вакансий, и единственный вопрос, который возник к работодателям – а вы сами-то на такие зарплаты работать бы пошли? Говорят, нет. Эта проблема очень сложная, рынок труда нужно поддерживать – создавать новые рабочие места, строить и модернизировать производства. До сих пор не решены проблемы трудоустройства жителей градообразующих производств в Усолье-Сибирском и Байкальске. Люди вынуждены ездить на работу в Иркутск, Ангарск. О какой производительности труда тут можно говорить, когда только время на дорогу занимает по 3-4 часа в день? Сил не остается и на семью.

Мы выступаем за повышение престижа труда, рабочих профессий. Мы сегодня попали в такое положение, когда десятилетиями выпускали лишь юристов и экономистов. Возник дефицит кадров рабочих профессий. Сегодня на вес золота сварщики, токари, фрезеровщики, машинисты на оборудование. Необходимо установить баланс. Кроме того, у нас перекомплект высших учебных заведений: без системы распределения получается, что люди учатся зря – им негде работать. Устраиваясь по другой профессии, человек теряет свою квалификацию. Многие молодые специалисты, к сожалению, уезжают из области в другие регионы, не найдя работы здесь.

Необходимо также пересмотреть пособие по безработице. Оно должно быть таким, чтобы на него можно было жить, и при этом человек знал, что оно не бесконечно, и был заинтересован в поиске работы.

 - Нет работы – нет пенсии, есть работа – нет пенсии. Каковы последствия современной системы «зарплаты в конвертах»?

- Много изменений в пенсионной системе, люди уже запутались. Странно, когда говорят, что в пенсионном фонде существует дефицит средств. Когда работодатель перечисляет взносы в пенсионный фонд - это деньги работника, которые он уже заработал. И они ему возвращаются в виде пенсии. Но сегодня в малом и среднем бизнесе эти отчисления практически не делаются. Из-за этого потом наступит такая ситуация, когда работник достиг пенсионного возраста, а ему говорят: «А за вас работодатель не делал отчисления в пенсионный фонд». Наша молодежь не понимает, что старость наступит быстро, и что на это нужно обращать внимание. Если за тебя не делали отчисления в пенсионный фонд, то ты сможешь рассчитывать только на социальную пенсию, которая значительно меньше трудовой. По этому вопросу мы выступаем за ужесточение законодательства по наказанию тех работодателей, которые не платят или не вовремя платят взносы в пенсионный фонд.

- Почему у нас так тяжело и долго решаются вопросы?

- Все зависит от состояния экономики области. Если территория развитая, и она получает больше доходов в бюджет области, то там активно решаются социально-трудовые проблемы, в том числе с зарплатами. А когда регион не может свести концы с концами, то ему приходится обращаться в федеральный центр за субсидиями. 

Главный вопрос на сегодня в области – это проведение новой индустриализации, создание высокотехнологичных производств с новыми высокопроизводительными рабочими местами с достойной заработной платой.

 

Фото департамента информационной работы Иркутского Профобъединения

 

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции