Взлетка на костях

Мнения
Шрифт

Тема строительства нового иркутского аэропорта всплыла после новогодних каникул.

Сначала СМИ распространили информацию об указе Владимира Путина о передаче транспортного узла в областную собственность. Затем, 20 января, Восточно-Сибирская правда сообщила о первом совещании, где обсуждалась предстоящая модернизация транспортного узла, проект которой уже готов. Он предусматривает строительство новой взлетно-посадочной полосы с поворотом на 33 градуса относительно действующей, возведение нового пассажирского терминала, логистического хаба и создания безвизовой зоны. Теперь модернизация транспортного узла обсуждается как факт свершившийся. Несмотря на то, что официальной презентации для иркутян до сих пор не было. Даже схему грядущего строительства никому пока не показывали. 

О необходимости строительства нового аэропорта говорили все губернаторы, но только Сергею Ерощенко удалось добиться первых реальных шагов. Однако скупость информации по больной для областного центра теме вместо ответов на многие вопросы только породила новые. Например, зачем вкладываться в проект, который не решает полностью проблему безопасности полетов над Иркутском, не устраняет вопрос с туманами, из-за которых отменяются взлеты и посадки, и почему все делается в спешке и обстановке, приближенной к секретной? 

«Мы не знаем, как с нами поступят»

При развороте полосы на 33 градуса, по попавшим в интернет схемам, в зону отчуждения новой взлетки попадает садоводческое некоммерческое партнерство «Миловиды», которое расположено между Дзержинском и Пивоварихой. Председатель СМП Николай Георгиевич Ольшевский рассказывает, что пока официально опубликованных чертежей нет, он резко пресекает нарастающие панические настроения местных жителей. Однако время и место общего собрания он уже определил. Людям предстоит выработать стратегию, как действовать, если товарищество окажется под ударом. Основания для настороженности есть. Николаю Георгиевичу через третьи руки удалось взглянуть на план будущей взлетки. На этом плане территория Миловидов вообще не отмечена, а земли квалифицируются как принадлежащие министерству обороны. Зато на публичной кадастровой карте участок с номером 38:06:142902:57, который окружает Миловиды с трех сторон, вообще ни к какой категории не относится – она не установлена. То есть земля пока ничья, и перевести ее в собственность аэропорта не составит труда.

-- У нас 130 человек живут, - говорит Ольшевский. -- Это не какие-то особенные или богатые люди. Многие все продали, чтобы поставить домик в Миловидах, другого жилья у них нет. После «дачной амнистии» очень многие здесь прописались, все документы о собственности у людей на руках. Не оформлены пока только четыре участка из 150. Я понимаю, что в дальнейшем возможно развитие ситуации по двум сценариям – с нами обойдутся по-хамски или поступят по-человечески, что маловероятно. Пока что явной паники нет, но многие уже спрашивают, что мы будем делать, когда придут новые хозяева аэропорта и скажут, что нас здесь быть не должно. Меня во всей этой ситуации настораживает то, что все делается втихую. О новой ВПП мы узнали буквально пару недель назад. Поскольку полной информации в СМИ не было и нет, пришлось узнавать хоть что-нибудь по своим каналам. Зачем такая секретность? Будем собираться и решать, что делать. Заодно поспрашиваю у соседей из Пивоварихи, какая у них информация. Там, кстати, все очень интересно. Пивовариха входит в Ушаковское муниципальное образование, и в ближайшее время УМО должно было принять генплан. Он прошел общественные слушания в прошлом году, получил все министерские согласования и разрешения. Но внезапно в начале года этот одобренный генплан отзывают и выставляют новый генплан, где внесены изменения с учетом будущего строительства новой полосы, расширения Байкальского тракта, прокладки новых дорог. Этот генплан есть на сайте Ушаковского МО. И на февраль назначаются новые общественные слушания.

Николай Ольшевский готов мириться с шумом, загрязнением окружающей среды и близостью с ВПП. Но плана действий на тот случай, если власть возьмется аннулировать свидетельства о регистрации на землю через суды, у него нет. 

«Я прекрасно понимаю, что нормальный диалог с нами маловероятен – слишком дорого для бюджета строительства обойдется наше переселение. Значительно дешевле аннулировать наши свидетельства на землю. Что делать, если с нами начнут судиться, я пока не представляю», - отмечает председатель СМП.   

Берегите лес

Второй вопрос, который при развороте ВПП обязательно встанет – это перенос мемориала жертвам политических репрессий в Пивоварихе. Схема строительства показывает, что полоса проходит как раз по местности, где, по оценкам историков, захоронены останки 15-17 тысяч жертв Большого террора. 

На одном из стендов на территории комплекса размещен щит с призывом к потомкам о сохранении леса: «Люди! Лес этот – бывшая спецзона ГБ–УНКВД. По всей площади во рвах-накопителях в отдельных ямах сотнями, десятками и по одиночке покоятся останки родных и близких нам людей. Сегодня у них единственный друг – деревья да зеленый ковер из трав и цветов.  Берегите их друзей, не тревожьте покой невинно убиенных». Сохранить деревья и траву при возведении взлетки не получится, а останки придется перезахоронить. Но это только первый момент. Ситуация усугубляется тем, что земля на месте мемориала не исследована до конца – в 1989 году при раскопках обнаружили четыре рва для массового захоронения, однако никто не возьмется сказать, что других накопителей поблизости нет. 

Тому, как проходили раскопки и устанавливали мемориал, мы посвятим одну из ближайших «Тем дня». Однако то, что ситуация еще наделает много шума, сомнений мало: даже если специалисты от авиации справедливо видят в развороте очевидные плюсы, общественность вряд ли одобрит строительство взлетки на костях.  

Почему тема до сих пор закрыта?

Разворот полосы обсуждается со страниц практически всех СМИ, но руководство аэропорта от вопроса о преимуществах новой ВПП уклоняется. На пресс-конференции 27 января в ОАО «Международный аэропорт Иркутск» объявили, что вопрос строительства второй взлетки остается открытым до утверждения нового состава Совета директоров в связи с передачей аэропорта в собственность региона.  

Тем не менее нам удалось получить комментарий у заместителя генерального директора по строительству и инфраструктуре Алексея Рендоревского

-  Уже новый собственник будет решать - строить полосу или переносить площадку аэропорта. С 2001 года мы не имеем никаких проработок по полосе, а последний проект переноса рассматривался еще в 2008 году. Сегодня это вопрос больше экономический. Оба варианта – перенос аэропорта и разворот полосы – оправданы с точки зрения безопасности полетов. А что выгоднее - сложно сказать. Строительство полосы предусматривает перенос дорог по Байкальскому и Голоустенскому трактам. Непонятно, что делать с мемориалом в Пивоварихе и поселками, которые могут быть задеты. Но я считаю, что поворот полосы – вопрос, стоящий рассмотрения.

Олег Горбачев, директор Иркутского филиала Московского государственного технического университета гражданской авиации, доктор технических наук, профессор:

- Главная цель проведения работ по развороту ВПП на 33 градуса – это изменение траектории  взлета и захода на посадку самолетов, исключающее маневрирование над городскими кварталами. Это решает проблему безопасности для жителей Иркутска. Вторая цель - соответствие направления взлета и посадки самолетов изменившейся розе ветров.  При этом проблему с частыми туманами в районе аэропорта поворот полосы не решит, так как она остается в пределах его территории. Для исключения этой проблемы необходим перенос всего аэропортового комплекса подальше от любых водоемов. 

Что касается уровня шума и атмосферного загрязнения в городе, то увеличение трафика самолетов на эти показатели влияет незначительно. Дело в том, что современные воздушные суда соответствуют постоянно ужесточающимся нормам уровня шума и эмиссии выхлопных газов, установленных международной организацией гражданской авиации ICAO. Самолеты, которые не соответствуют данным нормам -- устаревшие воздушные суда типа Ту-154, Ан-24 и Ан-26, и в ближайшие годы они будут выводиться из эксплуатации.

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции