Максим Зимин: Дело на Левченко-младшего – явно заказное

Мнения
Шрифт

Вообще, вызывают большие вопросы действия следственного комитета Иркутской области, - отмечает политолог.

15 октября пресс-служба регионального СУ СК во всех красках, что для пресс-службы регионального СУ СК совершенно не характерно и скорее даже в диковинку, сообщила о возбуждении уголовного дела в отношении генерального директора ЗАО «Стальконструкция» Андрея Левченко – сына избранного губернатора Сергея Левченко. Согласно этой информации, Левченко-младший, как должностное лицо, подозревается в уклонении от уплаты налогов предприятием в размере около 3 млн рублей.  

Для наблюдателей совершенно очевидно, что следователи из ведомства, которое возглавляет Андрей Бунев, по сообщению СМИ, проживающий в элитном коттеджном поселке бывшего губернатора Сергея Ерощенко «Гринлэнд», вынуждены действовать так, как им прикажет руководитель. А вот на какую долю процента независим этот руководитель от успешного бизнесмена, но не очень удачливого губернатора Сергея Ерощенко – очень большой вопрос.  

Максим Зимин, политолог, президент Байкальского регионального фонда «Наша Сибирь»: «Я не знаю деталей дела – не листал папок, но, учитывая информацию, которой «поделился» сам СКР по Иркутской области, две вещи очевидны. Первая – заказной характер дела против Левченко-младшего. Второе – его несостоятельность с точки зрения закона - состава преступления, корыстного умысла и тому подобного. Тем не менее, дело это есть, и остается понять: по инерции ли продолжается имитация правоохранительной деятельности ведомством Андрея Бунева  со времен острой предвыборной борьбы, или это некая попытка давления уже в новом формате, чтобы сковать руки действующему – выбранному  губернатору, используя родственный фактор?

Вообще, вызывают большие вопросы действия следственного комитета Иркутской области. Почему он продолжает не видеть и молчать о совершенно очевидных хищениях из бюджета, как, например, в «Ангарских хуторах»? Андрей Бунев вынужден был, наконец, начать расследования по отраженным в отчете КСП фактам только после вмешательства руководителя СК Российской Федерации Александра Бастрыкина. Посмотрите на дело бывшего главы Ангарска Владимира Жукова – там вообще нет состава преступления, но Жуков уже достаточно долго сидит. Или дело экс-мэра Усть-Илимска Владимира Ташкинова, основанное не на уликах, а на показаниях. При таких же крупных коррупционных делах в высших эшелонах власти при Сергее Ерощенко, как расследование преступлений Торопова – Литвина, СКР по Иркутской области молчал в тряпочку.

У меня такое ощущение, что Андрей Бунев в свое время, перед тем как переехать в элитный коттеджный поселок Сергея Ерощенко «Гринлэнд», зашел в магазин «Галантерея» и скупил все запасы белых ниток, которые там были. Вопрос: как долго это будет продолжаться? Цель СКР – расследовать реальные преступления, но не у нас – у нас эта цель имеет полуполитический окрас».

Свою оценку действиям ведомства Андрея Бунева дает ИА «Альтаир»: «Если бы Следственное управление СК РФ по Иркутской области с одинаковой активностью и публичностью расследовало уголовные дела «в обе стороны», то вопросов к беспристрастности следователей не возникло бы. К сожалению, вместо беспристрастности продолжается «игра в одни ворота», порождающая, причем давно и у многих, размышления о политическом заказе. Неужели руководство регионального управления Следственного комитета до сих пор продолжает избирательную кампанию – не только по выборам губернатора, но и по избирательности объектов для своего внимания? Неужели избирательное правосудие, избирательное следствие будут и дальше фирменным знаком одной из, казалось бы, уважаемых правоохранительных структур Иркутской области?».

На фото со страницы Сергея Ерощенко в facebook: два приятеля - житель коттеджного поселка «Гринлэнд» Андрей Бунев и хозяин коттеджного поселка «Гринлэнд» Сергей Ерощенко.

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции