Олег Боровский: Вся российская политика строится на личностных отношениях

Шрифт

Большое интервью мэра Саянска почти обо всем.

Мэр Саянска Олег Боровский не из тех людей, кто уходит от сложных вопросов или сдерживается в выражениях. «Я говорю то, что думаю, меня иногда этим упрекают. Но ни об одном своем сказанном слове я ни разу не пожалел, и не сдал назад», - говорит мэр.

Это совместный проект «ИркСиба» и Александра Мальма. Вы читаете текстовую версию, которая дополняет видеоинтервью, опубликованное на ютуб-канале «Мальм ТВ». Для разговора, который длился дольше пяти часов, мы пригласили Олега Боровского к мангалу на эко-ферму «Курма» под Иркутском - в постоянную локацию сообщества кулинаров-любителей #38поваров. Чтобы костюм и кабинет мэра не обязывали говорить о работе, а настраивали на беседу о мясе, о политике и ее кухне. И о многом другом.

Про иркутскую политику

- Олег Валерьевич, слышали, что губернатора опять якобы снимают?

- Надоело уже это. Череда назначений должна прерваться. Я думаю, не надо никого снимать, надо дать возможность работать нормально и нормально провести конкурентные выборы. Понимаю, что грязи отовсюду будет полно со всех сторон. Но не дай бог сейчас снимут и назначат кого-нибудь не из местных. Будет такой протест, что мало никому не покажется, опять начнется войнушка всех против всех.

Шашлык по рецепту Олега Боровского - это: поровну мяса и лука.
 

 - А сейчас нет такой войнушки? Посмотрите любую сессию Заксобрания с участием правительства. Это же натуральный фронт. Сюжеты закручиваются как в сериалах.

- То, что сейчас происходит, напоминает мне, хотя я тогда был вне политики, то, что творилось при Круглове и Тишанине. Была вражда. Но чем все закончилось? Тишанин досрочно ушёл в Москву, но и Круглов потерялся, превратился в рядового депутата. Я сейчас какое-то резкое обострение наблюдаю, но не вижу для него объективных причин. Надо депутатам и чиновникам провести экскурсию по Саянску, показать, как у нас все слаженно работают: коммунисты, единороссы, все взаимодействуют, собираются, решают, а что построить, а что облагородить. Вот это нормально.

- В целом какие у вас отношения с Сергеем Соколом?

- Сказать, что нормальные, значит, ничего не сказать. У меня есть его телефон, когда надо, созваниваемся. Он приезжал в Саянск, знакомил его с городом. Человек здравомыслящий. Он говорил, надо объединение, надо всем вместе работать. Поэтому я не всегда понимаю, что сейчас происходит между Заксобранием и правительством.

- Вот что касается противостояния. Вас часто сравнивают с мэром Черемхово Вадимом Семеновым. Оба харизматичные, очень похожи, умеете разговаривать матом. Какие у вас сейчас отношения?

– Нет отношений. Но мы друг с другом не воюем. Хотя, я знаю, что он за мной наблюдает, и я за ним тоже. Но никакой агрессии нет. Я, например, по-человечески искренне, белой завистью завидую ему. Мы были почти в одной весовой категории, но вот Вадим занялся собой, пошел в спортзал. Я когда его увидел недавно, просто поразился. Он молодец!

- А вы не молодец?

- И я тоже молодец. Вижу, что он продолжает курить, а я три года назад бросил, хотя с 14 лет курил. Просто взял и бросил. Полгода мучился, но все прошло.

- И у вас, и у него огромная поддержка населения на ваших территориях. И вы были одно время по одну сторону баррикад - против Левченко.Теперь он против Левченко и команды губернатора и не стесняется в выражениях, а вы за.

- Да, я считаю, что Вадим - популярный, хороший мэр хотя бы потому что черемховцы горой за него, у него поддержка на выборах - больше 90%. Значит, для города он всё делает правильно. Ну а его личная позиция по отношению к власти - это его личная позиция. В 2015 году во время предвыборной кампании Саянск и Зима у нас отличились. Трубников, царство ему небесное, новогоднюю ёлку стал ставить в сентябре, у нас в Саянске на площади проходил митинг в поддержку Сергея Левченко, и внезапно появилась ассенизаторская машина - мол, канализация забилась и всё затопило. Бред, конечно, но было и такое, не отрицаю.

Посолить и поперчить, залить газированной минералкой, оставить на полчаса.

 

- А потом выборы закончились.

- И мы тогда с Вадимом заявили, что всё, выкладываем удостоверения на стол, уходим, работать с Левченко не будем, смысл жизни потерян. Нас тогда пригласил Сергей Владимирович Ерощенко, сказал: «Вас выбрал народ, его выбрал народ, вам надо работать для того, чтобы в городах было всё нормально». Прислушались и остались работать. И теперь работаем, и нормально.

- И теперь вы прогубернаторский?

- Я не скажу, что от кого-то зависим, хотя, если говорить откровенно, независимых людей не бывает. Но сказать, что Боровский весь прогубернаторский, а Семёнов весь против - нельзя. Что Черемхово, что Саянск получают деньги, строят садики, другие объекты и дороги. И, например, во время последней корректировки бюджета в конце сентября Саянску не дали ни рубля, чтобы сбалансировать бюджет. Хотя отовсюду слышится, что Саянск - в приоритете. Но ни рубля мы не получили. Я потом поговорил с Наталией Бояриновой (министр финансов Иркутской области, - прим. ред.), мы друг друга поняли. У Саянска в этом году доходная база выросла на 60 миллионов рублей, и кому-то деньги объективно нужнее.

- Вы часто ругаетесь в фейсбуке с другими пользователями, и со страниц газет тоже ругаетесь. Например, с энергетиками в «Аргументах и Фактах».

- Там веский повод. Мы платим из своих местных бюджетов за уличное освещение по тарифам для коммерческих структур. Почему? Фирмы продают какие-то услуги, какой-то товар и траты на электричество включают в себестоимость продукции. Мы же ночью освещаем улицы города для безопасности жителей и комфорта саянцев, это наши прямые затраты, мы не зарабатываем на этом ничего. А с нас за это дерут по коммерческому тарифу. Я предложил энергетикам,чтобы мы платили по тарифу для населения, но это глухая стена, ее невозможно пробить.

- Вы не удаляете записи в «фейсбуке». Есть такой человек, который позвонил бы и сказал: «Олег, это перебор, надо удалить».

- Ну, разве что Владимир Владимирович позвонит и скажет: «Олег, это перебор, надо удалить».

- А расскажите про взаимоотношения муниципальной и федеральной властей на примере летнего паводка.

- Это очень все грустно. Особенно когда Виталий Мутко местных мэров «строит», а они просто молчат, глотают. Нельзя так с людьми. Коснулось бы меня, я бы точно не выдержал, будь там хоть Мутко, хоть президент: «Прошло два месяца, сделано то-то, то-то, не надо говорить, что мы ничего не делаем. А если требуете, чтобы все было быстрее, меняйте законы». Мэров же в этом хаосе прокуратура представлениями заваливает, правительство заваливает. Тут представление, там представление. Но, друзья, у нас вообще-то чрезвычайная ситуация. Тут или людям помогать надо, или закон блюсти. Одновременно это не получится. Нужно действовать сообща, в одной плоскости. И, с одной стороны, федерация требует срочных мер, а с другой - прокурор таскает на опросы, потому что срочные меры без нарушений принять невозможно. У нас с такими успехами в области защиты закона на должность мэров аукционы будут проводить, лишь бы людей заманить.

- Обидно за коллег?

- Очень! Их сделали крайними. Смотрю на Юрия Карих (мэр Тулуна, - прим. ред.), он уже голову свесил, так и ходит. Его обвинили во всех грехах. А на выборах, уже после паводка его народ переизбрал. И если в 15-м году он побеждал с перевесом 38 голосов, то в этом – в две тысячи. Значит, народ ему доверяет. Почему федеральная власть так относится к выбору людей на местах, я не знаю. Якобы тут все бездействуют, а Москва нам все строит. У нас, чтобы построить какой-то дом, нужно пройти геологию, сейсмику, экспертизу, проект, а потом только строить.

- Ростеховский микрорайон в Черемхово быстро начали строить.

- Действительно. Очень хорошо, когда у Черемхово есть свой Сергей Викторович Чемезов (глава «Ростеха», - прим. ред.), который собрал со своих людей миллиард и сказал, будем строить в Черемхово! И начал строить. Вчера сказал, сегодня начал. И экспертиза оказалась готовая еще вчера.

- Потому что «Ростеху» можно не бегать на отчеты к прокурору.

- Я про это и говорю. Вот не жил Карих в одном общежитии с президентом, и он не может начать строить за два дня. А за Черемхово я искренне рад, что там появится красивый и современный микрорайон.

Через полчаса можно приступать к приготовлению.

 

- А как у вас вообще отношения с прокуратурой и Следкомом? От многих мэров слышно, что все ходят по краю.

- Да, мэр любого города ходит по острию ножа с одной стороны. Думаю, все мэры запомнили, когда в 2015 году нас собрал Андрей Юрьевич (Бунев, руководитель СУ СКР по Иркутской области, - прим. ред.) и сказал свои знаменитые теперь слова: «Вы здесь сидите передо мной не потому, что вы чистые и правильные, а потому что мы недоработали». У Андрея Юрьевича очень колкий юмор. С другой стороны - мы все правовые акты перед принятием согласовываем с прокуратурой. Другое дело, что ведомство порой предъявляет слишком много требований. На примере Саянска - у нас в городе 43 километра дорог. А дорожных знаков при этом - 1700. Я прекрасно понимаю, что столько знаков нам не надо, абсолютно все автомобилисты понимают, что это много. А прокурору нравятся красные кружочки, там синие, пешеходные знаки, еще какие-то. И каждый год через суд нас обязывают 170 знаков тут добавить, там 170 воткнуть. У нас водители теперь вынуждены смотреть не на дорогу, а на знаки. И при этом аварийность не снижается, и не снизится, хоть еще тысячу знаков поставь.

Про бизнес

- Как начинался ваш бизнес?

- С перегона машин. Четыре года до 98-го, до первого дефолта, этим занимался. По два раза в месяц в Находку гонял. Потом появилась пекарня. Потом пивоварня, потом колбасный цех. Тогда я купил пивзавод в Воронеже. Пиво шло на ура, в Саянске у меня киосков 12 было. Потом время разливного прошло и появилось баночное, я этот бизнес свернул. Теперь такой бизнес снова на подъеме.

- То есть сейчас волна разливного пива – это вторая волна?

- Люди уже поняли, что баночное пиво – это не пиво. Если в пиве 7-8 градусов, это спирт. В пиве нормальная, естественная плотность от 3,5 до 4-х с половиной процентов.

- Как понять, что оно качественное, чтобы с утра голова не болела?

- Надо этикетку посмотреть, если указана плотность 6,7,8, то лучше не брать. Это ближе к сухому вину.

- Какой у вас семейный бизнес сейчас?

- У меня как такового бизнеса сейчас нет, я не могу им владеть по должности. У супруги – сдача в аренду помещений, торговый центр. Ещё осталась ностальгия по общепиту, у неё столовая на Ново-Зиминской ТЭЦ, людей кормит. Это уже не бизнес, а хобби, ему 20 с лишним лет. У меня там люди есть, которые столько же работают. Это, кстати, показатель, когда повара работают 20 лет на одном месте.

- И в деньгах вы не нуждаетесь, поэтому из всей зарплаты мэра оставляете себе 30 тысяч, а остальное отдаете в благотворительный фонд своего имени?

- У меня хороший дом, есть квартира в городе, уже второй «Мерседес», у жены - «Лексус». Все это не имеет никакого отношения к мэрской зарплате. Я 20 лет до мэрства занимался бизнесом, что-то заработал. Когда сейчас ставят в упрек, что машина дорогая, а на зарплату мэра ее не купишь, я предлагаю прочесть мою декларацию о доходах за 2014 год. Там указаны 62 миллиона. За один отчетный год. Какие-то деньги все равно есть. Иногда достаю часть этих денег и что-то покупаю.

- Какая последняя покупка вас по-настоящему порадовала?

- Ездил в Мнголию и купил раритетного, очень редкого бронзового слона. Для меня это двойная радость, потому что Монголия – страна не слонов, а фигурки слонов я коллекционирую. А в целом к вещам отношусь равнодушно.  

- Сколько стоит слон?

- Шесть тысяч рублей.

- Сколько сейчас вам нужно денег в месяц, чтобы чувствовать себя комфортно?  

- У меня же все есть. Тех денег, которые оставляю с зарплаты, вполне хватает. У многих там ипотека, кредиты. У меня этого нет.

- А вкусно поесть? Это бывает дорого.

- Утром я ем кашу, обычную: гречневую, манную, рисовую, пшёнку, геркулес. Обедаю как попало: то ем, то не ем. Ужинаю так же. Вы заметили, сколько я сегодня шашлыка съел? (два или три кусочка, - прим. ред.) И я сытый. 

Про ручное управление страной

- Кстати, к разговору о спиртном. Палёнки сейчас в Саянске нет? О вас говорят, как о единственном мэре России, который победил «Боярышник».

- Палёной водки сейчас практически нет. Есть спирт, его гонят к нам с Кавказа. Пытаемся бороться, но плохо получается, потому что наказание не соответствует прибыли. У нас есть одна жительница, она много лет продает спирт. Живёт в общежитии. Торгует не самогонкой, а именно спиртом. Потому что за торговлю самогонкой наказание суровое, а за спирт - нет. Вот у нее из комнатки в 18 квадратных метров изъяли 420 литров спирта после Новогодних праздников и выписали штраф в две тысячи.

- А что же полиция?

- Да ну какая полиция. Ей чтобы доказать, что в изъятой партии спирт, надо отправить пробы в Новосибирск, дождаться заключения, это все не бесплатно, денег на это у полиции нет. Хоть к президенту обращайся.

- Опять отсыл к тому, что страна управляется в ручном режиме. Без Путина ничего решить нельзя?

- Это, наверное, менталитет российский. На протяжении всей истории говорили, что России нужна сильная рука, сильный хозяин, у нас по-другому нельзя.

- А вам не кажется, что это наоборот, пагубно? Вам, чтобы попасть в ТОСЭР, надо было лично обратиться к Владимиру Владимировичу. На самом деле должна быть какая-то комиссия, должны быть какие-то люди, которые могут принимать решения.

- А их нет. Очень мало есть чиновников, которые не боятся, которые в глаза могут сказать, что они думают. У нас в области я знаю себя и Вадима Семенова, опять же. А остальные ответить не могут. Вот я звоню Юрию Карих, спрашиваю: «Юра, ну как же, ну что ты молчишь, почему Мутко не отвечаешь?». Меня вот это просто бесит, когда какие-то люди становятся у власти и начинают через губу разговаривать с людьми, которые ответить не могут в силу своего положения. Ко мне бы так обратился, я бы просто не стал с ним разговаривать.

Угли не должны быть раскалены.

 

- А последствия?

- А что бы он со мной сделал? Меня народ выбрал, его назначили. И я за свою работу точно не боюсь.

- Но во власть вы все же пошли.

- Так я не для власти в нее пошел. И нет у меня никакой власти. Власть там, где деньги. А когда мой город дотационный, и если я каждый рубль на развитие Саянска жду, то какая тут власть?

- Но вот как развивать территорию или регион, если есть устоявшаяся система плавания по течению, а смелости и сил бороться нет?

- Не все ведь такие. Посмотрите на Татарстан, Башкирию. Они вообще впереди планеты всей. Могут напрямую в кабинеты заходить, потому что так себя поставили перед Москвой. Показали, что хозяева своей территории. И их слушают, дают, что надо, потому что они и требуют, и договариваются. Вся российская политика строится на личностных отношениях.

- Мы это видим на примере «ближнего круга», когда ключевые посты занимают друзья, знакомые первых лиц. Такую кадровую политику не все понимают.

- Я считаю ее абсолютно нормальной. Любой человек, даже я, какой-то мэр маленького города, за пять лет собрал команду из людей, которым доверяю. А он - президент. Конечно, он должен работать с теми, на кого может положиться. И в этот ближний круг могут войти только те люди, которых он знает лично и уже давно. Мне не нравится, когда с укором говорят: «А вот в Москве все питерские». А кто должен быть? Путин должен незнакомого с деревни дедушку взять, сказать: «Ты хороший парень, давай, поработай». Это же бред. Нужна командная работа. Если нет команды, то нет и работы.

Про личное и черный пиар

- А что за татуировка у вас на руке?

- Это «юность в сапогах». Я служил под Подольском в радиоразведке, мы прослушивали посольства определенных стран. Были у нас и механические виды передач, и «слухачи». Но на татуировке земной шар, наушники, лавровая веточка. Давно можно было свести, но я уже не обращаю внимание. Хотя однажды был инцидент. Два года назад ездил с мэрами в Восточную Азию. Мне стало жарко, снял пиджак. Потом принимающие осторожно посмотрели и спрашивают: «Вы не сидели?». Пришлось объяснять, что нет. Поэтому теперь на официальных приемах пиджак не снимаю.

- Некоторые местные ресурсы, кстати, писали, что вы в свое время неоднократно были фигурантом уголовных дел. В том числе и по мошенничеству... Насколько эти сведения достоверны?

- В 90-х годах было одно дело по уклонению от уплаты налогов. Это вообще сумасшедшее время было. Но до суда не дошло, потому что хватило благоразумия в досудебном порядке все налоги загасить и спать спокойно. Все остальное, что пишут, не так. Меня порой даже умиляет, как заказные авторы отрабатывают темы по мне. Например, когда человек, который никогда не был в Саянске пишет, что я живу в элитном коттеджном поселке за городом. Самое грустное, что кто-то в это верит. Но фокус в том, что под Саянском нет элитных коттеджных поселков. Нет Рублевки, нет Байкальского тракта, а я живу вообще в селе Кимильтей. Мне там хорошо. Я как мэр Зимы, который живет в Самаре - поселке в Зиминском районе.

Но лучше, чтобы шашлыки постояли в маринаде от нескольки часов до ночи.

 

- Говорят, у вас хорошие отношения с предыдущими мэрами Саянска.

- Есть такое. В этом плане у нас уникальный город. Наверное, саянцы все такие. Назовите мне хоть один город Иркутской области, где нынешний мэр дружит со всеми предыдущими? Больше нет таких. У каждого бывшего главы есть знания, которых не было у следующего. Они все меня чему-то научили. Правильно распределять бюджет, говорить с людьми.

- Вы не умели разговаривать с людьми?

- Я никогда не был публичным человеком. Речь сказать - да вы что?! Мне копирайтеры писали «рыбу», я её заучивал, потом выходил к людям. Сейчас без бумажки говорю. Это все приходит с опытом.

Главное, не передержать, чтобы мясо осталось сочным.

 

- Если вам завтра позвонят и предложат стать губернатором, что вы ответите?

- Даже не обсуждается. Во-первых, мой поезд ушел. Мне 59 лет, я на второй срок шел только с одной целью - завершить в Саянске начатое за предыдущие пять лет. Мне просто людям будет стыдно в глаза смотреть, если не закончим заявленные проекты. Ну и в целом губернаторство - это не моё. Я вообще в политике случайный человек.

- Вы в последние выборы 83% набрали?

- 82,97%.

- Значит, поддержка весомая. Но антипиара и у вас хватает.

- Порой до смешного доходит. У нас есть газета «Саянские зори» - это газета администрации, вторая газета - «Новые горизонты». Вот она освещает мероприятие - вручение мэром ключей от машины педагогу. Меня на фото быть не должно - это задание редакции. И на фото к материалу - рука с ключами и педагог. Меня нет, чья-то рука сама что-то там вручила. Вот эта возня продолжается.

- Злитесь?

- Нет, не злюсь, просто вот это все как-то позорно выглядит со стороны... Я всегда говорю, что неважно, кто где работает и кто кому подчиняется, все наши люди - саянцы. Моя задача, как мэра, - сделать так, чтобы горожане приезжали домой с работы, у них было тепло, светло, красиво во дворах, мусор с помоек убран, чтобы они ходили по городу и радовались. Я это стараюсь делать.

- И город развивается? Объективно.

- Сейчас в Саянске живёт 41 тысяча 96 человек. Было 38 тысяч. Мы видим реальный прирост. Из Иркутска едут в Краснодар, Москву, Питер, Сочи. Россияне едут туда, потому что там комфортнее, чем в других российских городах. А жители нашей области едут в Саянск, потому что у нас комфортнее, чем в других территориях Иркутской области. Это жизнь, нормальный процесс. Создавая условия для нормальной жизни, мы заинтересовываем людей. Уже молодежь к нам возвращается.

- Мы с вами очень долго разговариваем, и вы еще ни разу не выругались матом...

- Я уже устал, я хочу выйти на улицу и высказать всё, что думаю без цензуры (смеется, - прим. ред.). Если бы я сейчас был за рулем, мог бы сказать: «Ай, блин, баран..» Или в рабочее время. Вы же знаете поговорку, что русский язык без мата превращается в доклад. Просто бывают ситуации, бывают люди, которые не понимают нормальных слов. Но я очень не люблю кричать на людей, потому что сам терпеть не могу, когда на меня орут. Всегда переживаю, если повысил на кого-то голос. Потом все равно садимся разговаривать, и я объясняю человеку, почему поступил именно так.


Шашлык по рецепту Олега Боровского:

- Из чего шашлык?

- Из свинины. Сделаем походный вариант - замаринуем экспресс-методом. Мяса и лука - поровну, мясо режем не мелкими кусками. Заливаем газированной минералкой или кефиром и оставляем на полчаса.

- Вы ведь родились и выросли в Монголии. Почему свинина, а не баранина?

- Шашлык из баранины я больше люблю, но вы же только свинину оставили (баранину пожарили и съели до начала записи разговора, - прим. ред.).

- Что в шашлыке главное, по-вашему?

- Два момента: правильная температура углей, чтобы без очень сильного жара, и не передержать мясо, иначе высохнет.

- А Вы вообще относите себя к людям, которые хорошо готовят?

- Наверное, большинство мужчин готовят хорошо, потому что делают это редко, для души, для удовольствия. Или чтобы порадовать близких. Но есть исключительно мужские блюда, как шашлык.

- А кроме шашлыка что можете приготовить?

- Да все могу. Я с класса третьего стал готовить и первое, и второе. Мама - геолог, с марта по сентябрь была в экспедициях, приходилось кормить себя и отца. Отец был педагогом, готовили с ним на пару. Оттуда, наверное, любовь к тому, что делаешь.

- Кстати, если говорить про Вашу биографию, когда забиваешь в поисковике «Олег Боровский биография», там всё очень немногословно.

- Потому что это личное. Биография в интернете взята с официального сайта, коротенькая: родился, вырос… Остальное вы уже знаете.

ИА «ИркСиб».