Евгений Владимирский ответил «ИркСибу»

Актуально
Шрифт

Руководитель МУП «Иркутскавтотранс» разобрал нашу статью по пунктам.

12 октября редакция «ИркСиб» опубликовала материал «Как житель Барнаула Евгений Владимирский «улучшает» МУП «Иркутскавтотранс» (удален из-за претензии о распространении персональных данных, - прим.ред). В нем мы коснулись финансовых аспектов деятельности руководителя МУПа, которые, на наш взгляд, вызывают вопросы. Например, журналистам показалось любопытным, что за аренду квартиры в центре Иркутска МУП ежемесячно отдает 56 тысяч рублей. Вызвал вопросы наем приезжих специалистов с баснословными гонорарами и многое другое. Опасения подкреплялись тем, что ранее Евгений Владимирский руководил дорожным предприятием в Мурманске, которое за несколько лет из прибыльного превратилось в организацию, погрязшую в долгах.

Обо всем этом Евгений Владимирский 13 октября поговорил с корреспондентом «ИркСиба».

Съемная квартира за 56 тысяч рублей в месяц

- Квартиру сняли как общежитие для приезжих наемных сотрудников и для меня. В моем трудовом договоре, который заключил со мной бывший директор Гарипов, есть пункт «Компенсировать затраты по найму жилья». Мной было принято решение снять одну квартиру для меня, моего заместителя, у которого также есть этот пункт в договоре, и для нанятых сотрудников. С 21 июля я приступил к работе, и только с 30 августа мы начали снимать ее, так как поняли, что есть необходимость в привлечении специалистов. Квартира четырехкомнатная и сейчас мы там живем вдвоем с моим замом, нам выделяют на нее по 25000. Можно было снять 2 квартиры или одну большую дешевле, да и в комитете нас не заставляли согласовывать жилье за 18 тысяч. Если те, кто подписывал со мной этот договор, считают, что я должен снимать квартиру за свои средства и в Ново-Ленино, то они могут его расторгнуть. Но я на таких условиях работать не буду, так как не считаю, что объективные условия для руководителя - это зарплата в 53 тысячи, из которой я еще должен тратить 15000 на квартиру. Я считаю, что делаю все на этот статус и даже намного больше.

Автомобиль Volvo S40 и личный водитель

- Когда я только приехал, сначала был в отпуске Гарипов и мы с заместителем директора Олегом Байдацким ездили на этих двух автомобилях, а потом Байдацкий был в отпуске и опять же хватало двух Nissan Almera. Но когда они вышли, у всех были задания и нам стал необходим третий автомобиль. На условии, что арендованный автомобиль не будет превышать лизинговых условий Almera, мы нашли Volvo 2004 года за 16000 рублей.  Она оказалась в хорошем состоянии, и мы наняли ее с хозяином – водителем. Сейчас на одном Ниссане езжу я, на втором – мои заместители, а на Вольво – глава службы по контролю. На «Волгах» ездят специалисты по технике и безопасности.

230 тысяч на мебель

-  Мы заменили в кабинете столы и стулья. Их реальная цена, я считаю, не меньше 350 тысяч. Основная суть всего этого – обеспечить цели, которые мы перед собой ставим. Вопрос – что мы хотели от предприятия получить? Мы хотели купить 100 автобусов по 6 млн рублей. Сейчас у нас суммарный оборот 300 млн рублей, а  в соответствии с моими планами, мы должны вывести его на 800 млн. И вот если я хочу сделать предприятие, у которого оборот почти 1 млрд, необходимо этому соответствовать. Для того, чтобы вести переговоры с банками, нужно, чтобы они по кабинету видели, что компания на это способна. А по разваливающимся стульчикам и маленькому столу так не скажешь.

Лизинг двух автобусов «НЕФАЗ»

- Сейчас эти автобусы в нашей комплектации уже стоят 7 миллионов. То есть мы имеем запасом миллион и при перепродаже могли бы заработать 500 тысяч, еще и отдать с них 160 тысяч КРИО. Значит это была разумная покупка? Мы не покупали люксовый автобус, а только добавили кондиционер, который просили все жители. У нас такое ощущение, что когда в городе появляется техника,  ее только проверяют, а не радуются, что теперь есть 2 новых автобуса или троллейбуса. А что будет, когда мы закупим их 90 - меня расстреляют?

Консультации приезжих специалистов

- Приглашать хороших специалистов - это нормальная практика для всего мира. Если бы мне дали время создать команду, я бы позвал лучших людей и уже сегодня мы бы пришли к нужным результатам. Но мне этого времени не дали, я работаю в пожарных условиях. А здесь я кого могу нанять? Выпускников вузов? Договор с Лобынцовой я заключаю, потому что ее услуги реально необходимы – бухгалтеры и экономотдел не справляются. И я намерен трудоустроить ее на постоянной основе с 1 ноября. На самом деле здесь такие специалисты получают намного меньше, чем на своих работах. Наше сотрудничество держится на моих личных договоренностях.  А не увольнять старых работников в кризис – это мое кредо. Сейчас приглашенные специалисты отвечают за развитие предприятия, но возможно уже к декабрю старая команда под моим руководством сможет справляться и без них. В моих планах введение еще нескольких должностей – это финансовый директор, который будет отвечать за лизинговые операции, и зам главного бухгалтера, который сменит главного весной: женщина должна уйти на пенсию. А зарплаты сотрудникам я не обещаю. Я нашел возможность сделать выплаты к 1 сентября всем работникам с детьми.

Почему уехал из Мурманска

- В 2010 году в Мурманске передо мной стояла задача объединить 6 унитарных предприятий и получить на них государственные контракты.  У трех предприятий на тот момент имелись задолженности по зарплате. У нас был один контракт на 1,5 млрд рублей на ремонт дороги. Мы закрыли его за 2 месяца и рассчитались с зарплатами. Переходя в следующий год, сменился губернатор, и изменились задачи перед нами – больше муниципальных контрактов нам не давали. Я все-таки выбил один субподряд, но нам его дали по низкой цене, и мы не входили в него даже по себестоимости. Я надеялся на контракты по федеральной программе в следующем году на 5 лет и региональные на 3 года. Но решением руководства области их разделили на Север и Юг региона. В таких условиях частные компании не дали нам возможности внести залог на участие в тендере, отобрав тем самым 800 млн рублей из бюджета. Это произошло к 1 февраля, а 7 марта, после безуспешных попыток борьбы, я написал заявление об увольнении. Все, что я мог, я сделал.

Фото «ИркСиб».

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции