Исследователи назвали результаты выборов губернатора Приангарья «иркутской аномалией»

Актуально
Шрифт

Институт развития избирательной системы проанализировал потенциал протестного голосования на выборах-2016.

«Рейтинг регионов России по уровню потенциала протестного голосования на выборах в Государственную Думу РФ в 2016 г. - Оценка возможности воспроизведения «иркутской аномалии» в каждом регионе РФ и в масштабах страны» - так назывется новый доклад, который 9 октября представил Институт развития избирательной системы Российской Федерации (ИРИС). Доклад анализирует потенциал протестного голосования в 83 регионах России, а также в целом по стране. Исследование отвечает на вопрос, в каких регионах РФ может повториться на выборах 2016 года так называемая «иркутская аномалия», когда кандидат от партии власти проиграл выборы оппозиционному кандидату.

По итогам оценки аналитики пришли к выводу, что в 25-ти регионах, в которых сконцентрирована почти половина электората страны, партия власти может проиграть выборы в 2016 году.

«Единственным регионом, получившим высший балл – 10 по шкале потенциала протестного голосования – стала Иркутская область, где в сентябре 2015 года победу на губернаторских выборах одержал оппозиционный партии власти кандидат, - сообщают исследователи. – Кроме самого факта поражения партии власти, в пользу Иркутской области говорили значительное количество городских избирателей, высокий уровень протестного голосования на предыдущих выборах, высокий уровень внутриэлитарных противоречий в регионе. Губернатор от партии власти в последние годы вступил в открытый конфликт с предпринимательской элитой региона, а также продавил назначение на пост мэра Иркутска подконтрольного себе кандидата вопреки мнению как элитарных, так и широких слоев горожан. Конфликтная среда в области, а также острая политическая конкуренция привела к резкому росту явки на выборах в городских округах, во-первых, изначально более протестно настроенных, а во-вторых, менее подверженных административному давлению со стороны действующей власти. В результате данной свободной избирательной кампании избирательная система области стала одной наиболее прозрачной стране и в ближайшие годы здесь также возможны выборы, практически лишенные административного воздействия, что дает шансы на высокий результат оппозиционным кандидатам, тем более, что организация выборов не контролируется здесь больше партией власти».

Недалеко от Иркутской области ушла Челябинская. Она получила 9 баллов. Докладчики отмечают, что ситуации в Челябинской области в настоящее время и в Иркутской области перед выборами во многом идентичны. Губернатор, не обладающий опытом политической работы и связями на федеральном уровне, вступил в конфликт с бизнес- и политическими элитами региона. Выходец из второго по значению города региона – Магнитогорска, он опирается на бизнес- и политическую элиту именно этого города. По иркутскому сценарию развивается и ситуация с назначением мэром Челябинска экс-главы Магнитогорска. Сходны области и по численности населения, и по одному из наибольших в стране показателей по количеству горожан. В Челябинской области сейчас несколько выше уровень административного воздействия на итоги выборов, однако он ниже, чем в среднем по стране; к тому же, он был достигнут благодаря высокой в области плотности крупных предприятий, которые, с учетом конфликта губернатора с бизнес-элитами и отсутствием поддержки силовиков, могут и развернуться частично в сторону оппозиции.

Кроме Приангарья и Челябинской области в блок регионов, где потенциал протестного голосования наиболее высок, входят Свердловская и Новосибирская области (8 баллов), Москва, Санкт-Петербург, Ярославская, Кировская, Омская, Оренбургская, Тверская, Архангельская, Вологодская области, Хабаровский край (7 баллов), Московская, Волгоградская, Ленинградская, Самарская, Нижегородская, Владимирская, Ростовская области; Красноярский, Приморский, Алтайский края (6 баллов).

Абсолютно исключено протестное голосование в Чечне, Мордовии, Дагестане, Тыве, Ингушетии, Кабардино-Балкарской, Карачаево-Черкесской республиках. Там избирательный процесс отсутствует как таковой, он заменен на имитацию при минимальном участии населения, - заключают исследователи.

Ознакомиться с полной версией доклада можно на сайте Института, или скачать его по этой ссылке.

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции