Михаил Щапов: Большая часть страны из кремлёвских окон выглядит белым пятном

Шрифт

Депутат от КПРФ рассказывает о межфракционной группе «Байкал», взаимодействии с «ЕР» и о том, что Иркутскую область в Госдуме не обсуждают.

- Михаил Викторович, прошел год с момента, когда вы вошли в новый состав Госумы. Ожидание и реальность: какой представлялась работа там до выборов, и какой она оказалась на самом деле?
- Когда я избирался, предполагал, что придется преодолевать сопротивление системы, — я же представитель оппозиции. По факту оказалось, что ситуация вполне рабочая, и выполнять те задачи, ради которых шел, возможно. Оппозиционность бывает даже на руку: в отличие от провластных депутатов мы можем поднимать болезненные вопросы и правительство вынуждено реагировать, идти на уступки.
По сравнению с Законодательным Собранием, где я работал до последних выборов, Госдума невероятно инертна. Все происходит очень медленно. Но это объективная ситуация: слишком много вносится законопроектов, слишком сложная и длительная процедура рассмотрения и согласования. Иногда кажется, что это сплошная и бессмысленная бюрократия. Тогда вспоминаешь о том, что за каждым законопроектом стоят судьбы людей. Это придает силы.

- Как происходит взаимодействие с «Единой Россией»? Есть ли оно? По каким ключевым вопросам есть солидарность во мнениях, по каким критические разногласия?
- Если говорить о депутатах от Иркутской области, то все активны, все отстаивают интересы области, и по таким пунктам мы, в основном, договариваемся.
Если речь о взаимодействии фракций, то надо понимать, что на самом деле большая часть законопроектов, обсуждаемых на сессиях Думы, прозрачны, понятны и действительно необходимы. Просто резонанс получают самые одиозные инициативы, отсюда и впечатление, что Госдума занимается непонятно чем. По понятным и нужным законам фракции обычно солидарны. Нет цели быть бабой-Ягой, которая всегда против. Но там, где возникают сомнения, где мы видим, что законопроект ухудшает положение людей, или может негативно отразиться на экономике, то КПРФ голосует против. Самые жаркие дебаты традиционно разгораются вокруг бюджета и поправок в него.

Михаил Щапов в региональную неделю в больнице Саянска, в ремонтируемом родильном отделении с главврачом Жанной Шульгиной

- Как работает межфракционная группа «Байкал»? Какие взаимоотношения между участниками? Перед выборами в сентябре 2016 года Сергей Тен говорил, что группа не работает. Сейчас как?
- Мне, в отличие от Сергея Тена, сравнивать не с чем. Могу лишь сказать, что группа собрана. Есть план работы на год, он весьма плотный, связан с целым рядом выездных заседаний во всех прибайкальских регионах. На мой взгляд, работа началась интенсивная, во многом благодаря Сергею Юрьевичу - он руководит группой и задает адекватные посылы и темпы работы.

- Группа в самом деле рабочая? Нет ощущения, что это площадка для пиара?
- Это точно не площадка для пиара. Сделает ли группа что-то конкретное - покажет время. Мы ведь только начали работу.

- Из всех ваших внесенных законопроектов и поправок, кажется, ни одна не принята. С чем это связано?
- Только правительственные законопроекты принимаются в ускоренном режиме. Либо то, что нужно федеральному руководству, но вносится от имени депутатов. Обычно под такими законопроектами десятки подписей. Всем остальным депутатам приходится развивать в себе терпение.
Но, на самом деле, один законопроект уже принят — это поправки в ФЗ «О приватизации...» и «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение...». Если коротко, они ограничивают возможности оффшорных компаний
участвовать в приватизации государственного и муниципального имущества. В общем, заслон для разбазаривания госсобственности. Я один из соавторов.
Из подготовленных непосредственно мною, могу назвать поправки в Жилищный кодекс и изменение правил прохождения экологической экспертизы на Прибайкальской природной территории. Первый устраняет несправедливость, когда при расселении ветхого и аварийного жилья одним людям можно дать квартиры в другом муниципалитете, а другим нельзя. Идею поддерживает Минстрой, правительство области, будем надеяться, что профильный комитет рекомендует его к принятию.
Второй сейчас будет активно рассматриваться в комитете ГД по экологии. Буквально на днях в Качуге глава фермерского хозяйства рассказала, что экологическая экспертиза фермы обойдется ей в 500-700 тысяч рублей. Это 10% от сметы. Нет у крестьян таких денег. Мы собрали уже несколько десятков положительных заключений на законопроект и история качугских крестьян тоже войдет в этот список. Кстати, на последнем заседании МФГ «Байкал» мы договорились, что депутаты поддержат любой из законопроектов, который решит эту проблему.
Другой законопроект — призванный убрать из лесной отрасли недобросовестных лесопользователей через возможность расторгать с ними договоры аренды лесных участков — мы взяли на доработку. К осенней сессии готовим еще один пакет инициатив. Но вы верно подметили, что принятие законов - процесс очень длительный. Я бы сказал: затянутый. Между внесением в Госдуму и вынесением на рассмотрение на сессии могут пройти годы.

- А сколько поправок вы предложили?
- В общей сложности я являюсь автором и соавтором 9 законопроектов и ряда поправок в принципиальные для региона законопроекты, включая проект закона о туристическом сборе.

- Расскажите, обсуждают ли другие депутаты Иркутскую область в каком-нибудь ключе – плохом или хорошем, и если да, то что обсуждают?
- Практически не обсуждают. Но мы в хорошей компании, потому что другие регионы, по крайней мере те, что за Уралом, особого интереса у Москвы не вызывают тоже. Вообще, большая часть страны из кремлёвских окон, да и из многих окон на Моховой, выглядит большим белым пятном.

- Бытует мнение, что в Госдуме много «космонавтов», которые очень давно и очень сильно оторваны от реальности. Возможно, это связано с тем, что широкой огласке придаются только те высказывания избранников, которые вызывают резонанс, а нормальные, «человеческие» инициативы до нас через СМИ просто не доходят. Насколько справедливо это мнение про «космонавтов»?
- Эта проблема есть. Иногда приходится часами доказывать, что какая-то инициатива может нанести вред регионам, а тебя просто не понимают. Я скажу, наверное, крамольную вещь, но мне кажется, что Думе стоит формировать состав только из депутатов от одномандатных округов. Нам хватает оторванных от реальности людей в правительстве, нужно чтобы хоть кто-то говорил от имени избирателей.

- Михаил Викторович, как у вас выстроена работа с губернатором Сергеем Левченко, если она есть? С региональным правительством?
- Конструктивно. И с губернатором и с правительством области. Часть законопроектов, которые мы внесли и тех, которые еще только готовятся, появились в результате работы с профильными министрами. Так было, например, с поправками к 89 статье Жилищного кодекса, которые позволяют при переселения из ветхого и аварийного жилья по региональным программам с согласия гражданина предоставлять ему жилье в другом муниципалитете. Речь идет о семьях, которые живут в труднодоступных поселках, в том числе – бамовцах. В свою очередь, мы часто
консультируемся с областным правительством по законопроектам, которые рассматриваются в Госдуме и касаются регионов. Дополнительная оценка очень помогает в работе.

- Как вы голосовали по «лесной амнистии» и почему?
- В первом чтении, как и вся фракция КПРФ – и не только она – голосовал против. Во втором чтении воздержался, в третьем не голосовал.
Проблема крайне острая, суды завалены исками. У меня на территории есть несколько таких поселений, где людей реально могут выгнать из домов. Но голосование в Думе идёт не за «все хорошее против всего плохого», а за конкретный документ, который лежит перед тобой, за его конкретные формулировки и положения в нем. В случае с лесной амнистией с самого начала было опасение, что правительство пытается под видом решения проблемы людей, которую объективно оно же и создало, протащить амнистию для крупных землевладельцев. По сути, авторы «взяли в заложники» почти 400 тысяч людей и давили на Госдуму, чтобы легализовать сотни тысяч гектаров «нужной» земли. Наверное, впервые за многие годы Дума начала сопротивляться. Вы помните, сколько было дискуссий и возражений в первом чтении? ОНФ выступил против, все оппозиционные фракции голосовали против...
Ко второму чтению Думе удалось добиться серьезных правок документа. Я был в принципе готов голосовать за. Но прямо в зале депутатам раздали совсем другую таблицу поправок, не ту, по которой работа шла все это время, - 40 листов мелким шрифтом. Изучить за 30 минут все было невозможно. Нельзя отдавать свой голос за то, что ты не понимаешь, поэтому я воздержался.
В итоге депутаты смогли отстоять ряд принципиальных моментов: например, утвердить «точку отсечения» получения участков, подпадающих под действие закона - до 2016 года, вывести из-под него особо охраняемые природные территории. Однако главная поправка – ограничение площади участка 25 сотками - в конечную редакцию закона не попала. Все рассуждения депутатов на тему парламентского контроля про избежание злоупотреблений - сеанс самоутешения. Как только закон вступит в силу, обратно его отыграть уже будет невозможно. Все, кто хотел легализовать землю, это сделают очень быстро. Поэтому я в третьем чтении не голосовал.

Встреча с населением в библиотеке Саянска

- Какой законопроект приняла Госдума перед уходом на каникулы, о котором вы бы подумали «Вот, благодаря этому закону проблема многих жителей России наконец-то решится, а жизнь станет лучше и свободнее»?
- Навскидку: продление бесплатной приватизации жилья. Среди авторов, кстати, и наш земляк Андрей Владимирович Чернышев. Дума проголосовала единогласно «за».
Введение электронных больничных. Тот случай, когда законопроект предложен правительством РФ, но принят единогласно. Мера полезная - меньше будет бюрократии.
Закон о поддержке детей, родители которых неизвестны. До сих пор такие дети не имели права ни на пенсию по утрате кормильца, ни, само собой, на алименты. Теперь государство будет выплачивать таким детям пенсию. Среди авторов была наша коллега по фракции Тамара Васильевна Плетнева. Естественно, мы поддержали такую инициативу.

Блиц:
- Госдума – это место для дискуссии или нет?
- Дискутировать можно. Вопрос в том, насколько эти дискуссии результативны.
- Госдума обладает сколько-нибудь влиятельной самостоятельностью или это все-таки орган для принятия надиктованных решений?
- Процесс возвращения самостоятельности идет. Насколько он далеко зайдет – зависит от самих депутатов и от поддержки избирателей.
- Сколько депутат Госдумы получает в месяц на руки?
- На руки ни копейки – вся зарплата падает на карточку. Если серьезно – около 300 тысяч рублей «чистыми».
- Сколько заседаний Госдумы вы прогуляли по уважительным и не очень причинам?
- Ни одного.
- Нравится быть депутатом Госдумы?
- Трудно сказать. Депутат — это все-таки не привилегия, а огромная ответственность и много обязанностей.
- Можете ли уже сейчас сказать, пойдете ли на второй срок?
- Ещё рано говорить об этом.

ИА «ИркСиб».

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции

Ваш баннер здесь

Опрос