Эксперт: Для восстановления популяции омуля нужно защитить рыбу в нерест

Шрифт

Руководитель оперативной группы «Баргузин» рассказал, какие меры необходимо принять государству для сохранения эндемика.


Артур Мурзаханов, руководитель оперативной группы «Баргузин» (ФГБУ «Заповедное Подлеморье») в Бурятии, которая борется с омулевыми браконьерами на Байкале, рассказал «ИркСибу», что, по его мнению, может спасти сокращающуюся популяцию эндемика. «Баргузин» уже не первый год сталкивается с жестким противодействием браконьеров, однако все нападки опергруппа отбивает и является мощным сдерживающим фактором нелегальной ловли.

Опергруппа «Баргузин»

Артур Мурзанахов рассказал, что практически во всех случаях при задержании браконьеры говорят, будто сети и рыбу они нашли. Другие придумывают, что намотали на винт чьи-то сети или рассказывают, что рыба лежала на берегу. При этом часто в руки спецназа попадаются одни и те же люди.

«Самое смешное, браконьеры заявляют: "мы сами не сможем остановиться, нужен кто-то, кто мог бы остановить"», - говорит Мурзаханов. - Наша опергруппа однажды поймала лодку с 1,5 тоннами омуля. Ночью в залив во время нереста могут выходить до 50 браконьерских лодок - у нас есть оперативные съемки. Если каждая из них несет на себе такой груз, урон популяции может наноситься колоссальный».

По мнению инспектора, для сохранения популяции омуля в Байкале и ее наращивания государству будет достаточно обеспечить на время нереста охрану рыбы в нерестилищах.

«Если создадут еще три таких отряда, как наш Заповедный спецназ, который распределят на три нерестовые реки – Селенгу, Баргузин, Верхнюю Ангару во время нереста, омуля станет больше. Нерестовой рыбе необходимо дать зайти в реку и выйти из нее, а не ловить в этот момент сетями», - отмечает специалист.

При этом спецназовец отмечает, что комбинация мер в виде временного запрета на промышленный лов омуля, плотная работа рыбозаводных ферм и создание оснащенных антибраконьерских групп, даст больший эффект.

«Вопрос создания групп экологического спецназа должен решаться на федеральном уровне, - считает Мурзаханов. – Я не финансист, но, думаю, в нашем случае это стало бы самой дешевой и эффективной мерой для восстановления популяции. Это мое личное мнение, но о том же говорят очень многие из тех, с кем мне приходится сталкиваться по службе и в жизни».

Напомним, руководитель Ангаро-Байкальского территориального управления Росрыболовства Виталия Молоков сообщил, что запрет на промышленный вылов омуля в Байкале, как ожидается, введут с начала 2018 года. эта мера вводится в связи со значительным сокращенем популяции байкальского эндемика. В текущем году квоты на промышленный вылов омуля распределились следующим образом – 60 тонн для Иркутской области и 540 тонн – для Бурятии. Это вдвое меньше квот прошлого года.

Тем не менее, как «ИркСиб» сообщал ранее, рыбаки Иркутской области даже на выделенные квоты не могли получить разрешение.

По данным Ангаро-Байкальского территориального управления Федерального агентства по рыболовству, на три региона - Иркутскую область, Республику Бурятию и Забайкальский край – ведомство располагает штатом в 159 человек, из которых инспекторов - 112. Из них на Иркутскую область приходится около 54 человек, а непосредственно на Байкале работает всего пять.

ИА «ИркСиб», фото из «Живого журнала» Артура Мурзаханова и с сайта zapoved.ru.

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции

Ваш баннер здесь

Опрос