Максим Зимин: Андрей Бунев – далеко не комиссар Каттани

Мнения
Шрифт

Иркутский политолог о причинах конфликта между Анастасией Егоровой и региональным СК.

Председатель Законодательного собрания Иркутской области, секретарь Иркутского регионального отделения «Единой России» Сергей Брилка заявил, что нет необходимости выводить в политическую плоскость ситуацию с обвинением депутата ЗС Анастасии Егоровой в адрес Следственного Управления. Егорова, напомним, считает, что на ее мужа – экс-мэра Иркутского района Игоря Наумова, находящегося под стражей, «давят, потому что состава преступления нет».

Отличного мнения от мнения Сергея Фатеевича придерживается президент Байкальского регионального фонда «Наша Сибирь» Максим Зимин. Он считает, что если позицию Егоровой можно рассматривать вне политической плоскости, то действия руководства регионального СК как раз невозможно.

«Нисколько не оправдываю бывшего мэра Иркутского района Игоря Наумова, оценку деяний которого предстоит вынести суду, - отмечает Зимин. – Однако и сам арест в канун новогодних праздников и роль Андрея Бунева, принявшего решение отправить Наумова на нары, вызывают вопросы.

Бунев – далеко не комиссар Каттани. Он сам создал себе имидж не столько борца с коррупцией, сколько ангажированного силовика, который зачищал мэров, неугодных экс-губернатору Сергею Ерощенко. Ему принадлежала наиболее зловещая роль в пресловутой «муниципальной перезагрузке». Черная метка неизменно была уготована главам территорий, которые «мешались под ногами», не вписываясь в «распилочные» бизнес-схемы прежней региональной власти. Зато существует мнение, что тем, кто совместно с Ерощенко и Слободчиковым «осваивали» бюджетные средства, Бунев обеспечивал иммунитет на явные злоупотребления: посадка для одних и индульгенция другим.

При этом очевидные хищения министров и заместителей самого Ерощенко глава СКР по Иркутской области старательно не замечал. И сайт «электронного правительства» за 100 миллионов рублей, и «Ангарские хутора», и «золотые» детские сады, и «бриллиантовый» участок Байкальского тракта – всё это проскакивало мимо ушей и глаз Андрея Бунева. Единственный произошедший арест бывшего министра Кирилла Торопова произошел только лишь потому, что в деле о хищении денег на строительстве трассы Бодайбо-Таксимо фигурировала взрывчатка, и потому им заинтересовалась ФСБ.

Что касается непосредственно дела Наумова, то шаги Андрея Бунева идут вразрез с позицией его непосредственного руководителя – главы Следственного комитета России Александра Бастрыкина, который еще 4 мая 2010 года подписал указание «Об усилении ведомственного контроля при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу». В том документе, который никто не отменял, руководителям следственных органов было предписано принимать решение о даче согласия на заключение под стражу лишь при невозможности применения иной – более мягкой – меры пресечения.

Какую угрозу для следствия представляет домашний арест Игоря Наумова? Зачем срочно аккурат в новогодние праздники потребовалось его помещать под стражу? Может, Андрей Бунев в издевательской форме так пожелал воплотить народную примету: «Как встретишь Новый год, так его и проведешь»?

Еще менее очевидна вина ранее арестованных экс-мэров Ангарска Владимира Жукова и Усть-Илимска Владимира Ташкинова. Тут, по мнению наблюдателей, изо всех томов торчат мотки белых ниток.

Эпоха Ерощенко и Слободчикова бесславно завершилась, а их дело по инерции продолжает Андрей Бунев - люди до суда сидят за решеткой. Хотя известно, что у Жукова и Ташкинова серьезные проблемы со здоровьем. А ведь тем же указанием в 2010 году Александр Бастрыкин рекомендовал подчиненным «незамедлительно принимать необходимые меры реагирования при получении информации, в том числе из следственных изоляторов, об ухудшении состояния здоровья подозреваемого или обвиняемого, делающего невозможным его дальнейшее содержание под стражей».

Напомним, по версии следствия, Игорь Наумов, используя служебное положение, причинил Российской Федерации ущерб на 40 миллионов рублей. Эта сумма была озвучена после изменения меры пресечения экс-мэру с домашнего ареста на содержание под стражей. Ранее, когда в доме Наумова проходили обыски, называлась сумма около 15 миллионов – она выросла в ходе расследования.

После того, как Егорова опубликовала в facebook «крик о помощи», с Игорем Наумовым встретился Уполномоченный по правам человека в Иркутской области Валерий Лукин. Он сообщил, что у Наумова нет никаких претензий к руководству изолятора по условиям содержания.

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции