В Иркутской области начали разваливаться «хрущевки»

Шрифт

В зоне риска оказались жители более 400 многоквартирных «панелек».

Обрушение части стены панельной пятиэтажки в Ангарске 15 и 16 апреля 2018 года еще раз напомнило о том, что жизни жильцов «хрущевок» периода массовой застройки 60-70-х годов прошлого века ежедневно подвергаются риску из-за конструктивных особенностей зданий. Специалисты отмечают две основные проблемы, которые в настоящее время становятся наиболее значимыми. Первая – это теплопотери при разрушении части фасадов, что уже происходит повсеместно. Вторая, и наиболее острая — неминуемое ухудшение сейсмоустойчивости многоквартирных жилых домов. Это обстоятельство в условиях повышенной сейсмической активности Иркутской области становится критическим. Особенно если учесть, что куски бетона отваливаются от жилищ и без земных колебаний.

Первая ласточка неизбежных проблем прилетела в Иркутск почти 15 лет назад, когда в марте 2004 года произошло массивное обрушение части торцевых панелей с верхних этажей дома по улице Баумана, 236. Тогда панели просто заменили. Однако реконструкция обошлась в такую сумму, что ангарское предприятие, которое имело непосредственное отношение к постройке этого здания, и которое привлекли для реконструкции, больше не принимало участия в ремонте домов 335 серии в Иркутске. Еще один сигнал — обрушение фактурного слоя с жилого дома по Севастопольской, 255 в апреле 2013 года. В 2015 дала трещину стена в Ангарске, в 2018 она упала.

Фото из статьи «Иркутские «хрущевки»: прошлое, настоящее, будущее»

К настоящему времени большинство опрошенных «ИркСибом» экспертов сходятся во мнении, что есть два решения актуальных проблем «хрущевок». Первое — провести сейсмоусиление и минимизировать теплопотери. Этот способ плох тем, что капиталовложения в старые панельные дома никогда уже не окупятся. Второе – снести пятиэтажки и построить на их месте нормальное жилье. Аналогичные процессы в Москве называют реновацией. Однако у нас и этот вариант невозможен — денег на безопасное жилье для тысяч семей Иркутской области нет ни на уровне регионального бюджета, ни тем более у муниципалов. А третьего варианта не существует.

«Для жителей этого дома в Ангарске любое решение будет плохим, — уверен председатель общественного движения «Регенерация города» Денис Воронов. — Здание нужно либо признавать непригодным для проживания либо проводить его реконструкцию. Но реконструкция, которая позволит улучшить сейсмоустойчивость здания, обойдется в крупную сумму, потребует обязательного предпроектного обследования всех конструкций дома, геологических изысканий, подготовки проекта реконструкции, проведения экологической экспертизы проекта и собственно технической экспертизы предлагаемых технических решений по усилению конструкций здания. Даже эти, «нестроительные», затраты не компенсируют взносы собственников жилья на капитальный ремонт. Это касается всех панельных домов, построенных до 1980 года. Проведение всей упомянутых «предпроектных» обследований и затрат, на мой взгляд, может дать хоть какие-то гарантии, что проведенные работы будут эффективными».

Согласно данным из открытых источников, жильцы данного дома собрали чуть более одного миллиона рублей на капитальный ремонт. При этом работы по укреплению фасада, которые проводились в аналогичных домах в Иркутске, по словам Дениса Воронова, стоили от пяти до семи миллионов рублей.

«Подобные повреждения, которые привели к обрушению в Ангарске, можно найти на множестве панельных домов 335 серии в регионе. Признаки деструкции ваших жилищ вы наблюдаете повсеместно, но не обращаете на них внимания. Это вертикальные трещины на наружных панелях домов, расслоение торцов плит и трещины вокруг оконных проемов», — подчеркнул Денис Воронов.

Он также отметил, что существует необходимость обследовать все дома 335 серии на фактическую сейсмоусточивость, однако это потребует больших вложений. По мнению Дениса Воронова, дефицит сейсмостойкости — причина для признания дома аварийным. Следующим шагом должно стать расселение и снос, однако такая масштабная программа должна финансироваться из федерального бюджета, так как ни регион, ни, тем более, муниципалитеты не располагают средствами на это.

Типичные признаки разрушения плит

Не решить, но попытаться «зафиксировать» проблему в нынешнем состоянии можно с помощью реконструкции здания, на которую могут накопить сами жильцы. Это можно реализовать без изменений областного законодательства. Для этого собственники жилья должны уйти из «общего котла» и копить средства на ремонт дома на своем, специальном счете. Но чтобы накопить средства на реконструкцию своего дома максимум за пять лет, пока здание не разрушилось окончательно, собственникам придется увеличить размер сбора на капитальный ремонт в несколько раз.

Время упущено

В августе 2016 года кандидат технических наук, профессор кафедры строительного производства ИрНИТУ Александр Петров, ведущий специалист ООО «Предприятие Иркут-инвест» Андрей Атаманов и старший преподаватель кафедры строительного производства Александр Петунин опубликовали большую работу «Иркутские «хрущевки»: прошлое, настоящее, будущее», в которой попытались разобрать, почему объекты серии 1-335 во всех её модификациях начали разваливаться на глазах.

В областном центре эти дома строились с 1960 по 1976 года — всего более 400 зданий серии и ее аналогов. Помимо Иркутска, «хрущевки» составили значительную часть жилого фонда в Зиме, Усолье-Сибирском, Шелехове, Ангарске и других городах области.

«Основные причины разрушения «ангарско-иркутских» газозолобетонных панелей и дефицит сейсмостойкости зданий 335 серии сегодня хорошо известны:

- ошибки проектирования и используемый материал — газозолобетон;

- технологический брак при изготовлении наружных стеновых конструкций и их монтаже;

- неконтролируемые условия эксплуатации.

Уже в первые годы эксплуатации жилых домов серии 1-335 (1958-1963 гг.) выявилась недостаточная надежность узла опирания железобетонных прогонов каркаса непосредственно на однослойные наружные панели, и с 1964 года осуществлен переход на строительство домов этой серии с полным каркасом и самонесущими стеновыми панелями. Вместе с тем, здания с неполным каркасом, по данным института «Иркутскгражданпроект», в Иркутске возводились до 1973 года включительно», — говорится в исследовании.

Примечательно, что нигде, кроме Иркутской области, проблемы массового расслоения наружных стеновых панелей из газозолобетона не существует. Но в нашем регионе риск тотального неконтролируемого разрушения несуших конструкций жилых домов увеличивается с каждым днем.

«Эти проявления носят повсеместный характер и при достижении критического уровня происходит обрушение значительных по массе бетонных фрагментов», — отмечается в работе. — Согласно экспертным оценкам ведущих специалистов коммунального хозяйства и строительства страны, задержка с проведением строительных работ на 5-10 лет по всей стране может привести к необходимости массового сноса и расселения жилого фонда первых массовых серий».

Много ли домов реконструировали хотя бы частично в положенный срок? Конечно, нет. Ситуация усугубляется тем, что опаснейший фактор потери зданиями сейсмоустойчивости со временем становится только актуальнее. Если при строительстве дома были рассчитаны на 6-7-балльные землетрясения, то с годами в устойчивости они потеряли до трех баллов. Это означает, что при тряске уже в пять баллов нет гарантии, что дома выстоят. 

В статье «Методы паспортизации зданий в сейсмических районах», опубликованной в журнале «Вопросы инженерной сейсмологии» ИФЗ РАН в 2009 году, научные сотрудники Института земной коры Лидия Бержинская и Юрий Бержинский пишут, что большая часть жилищного фонда Иркутской области находится в сейсмической зоне 7-9 баллов. Речь идет о 30 млн квадратных метрах из 50 млн. Авторы указывают, что за 30 лет эксплуатации дома 335 серии в среднем теряют до полутора баллов сейсмостойкости.

«Если принять допустимую надежность даже на весьма не строгом уровне 0.9, то здание не будет отвечать требованиям сейсмической надежности после 70 лет эксплуатации в случае 7-балльного и после 40 лет эксплуатации в случае 8-балльного землетрясения», — пишут ученые.

Из этого следует, что уже сейчас «хрущевки», построенные до 1978 года, наверняка не выдержат землетрясение от восьми баллов и выше.

История сотрясений

По информации «Иркипедии», за историю наблюдений наиболее мощными были байкальское землетрясение 1903 года и среднебайкальское в 1959 года — оба в 9 баллов. В Иркутске тогда фиксировалось 5 баллов, а за семь часов сейсмографы отметили 104 повторных толчка, за три месяца число их превысило 700. 

6 баллов в Иркутске было 9 августа 1995 года. 

27 августа 2008 года в Иркутске 5,5 баллов. 

«Активность землетрясений в байкальской рифтовой зоне, в которую входит Иркутск, нарастает, и, по мнению сейсмологов, она приближается к максимальной, но это не значит, что она обязательно проявится», — говорится в статье.

Фото из статьи «Иркутские «хрущевки»: прошлое, настоящее, будущее»

Все не очень хорошо

В распоряжении «ИркСиба» оказался фрагмент служебной записки Министерства строительства Иркутской области заместителю председателя правительства Иркутской области от 2014 года. В ней говорится, что, по предварительной информации, в Иркутской области расположено около 640 объектов недвижимого имущества имеющих высокий дефицит сейсмостойкости.

«Из них: в Иркутске – 460 объектов; в городе Шелехов — 66 объектов; в городе Ангарске — 93 объекта; в Слюдянском районе — 21 объект», — отмечается в записке.

В результате обследования зданий только в Иркутске выявлено 360 жилых домов общей площадью 1 986 274 кв. м, подлежащих сейсмоусилению, по Ангарску дефицит сейсмостройкости в 3 балла имеют 734 многоквартирных дома, общей площадью 1 миллион 896 тысяч квадратных метров.

В домах можно провести сейсмоусиление. Расчеты 2014 года показали, что в случае с отселением жильцов на время ремонта затраты составят 49 тысяч рублей за 1 квадратный метр, а без отселения — 15 тыс. рублей за «квадрат». В среднем, сейсмоусиление одного пятиэтажного многоквартирного дома площадью 5 382 «квадратов» без отселения составит более 263 тысяч рублей.

Но тут же возникла проблема. Иркутяне категорически отказываются проводить ремонт с отселением. К тому же они не хотят возвращаться в укрепленный дом, и требуют компенсацию для покупки новой квартиры.  

Но даже и при возможном укреплении строения у специалистов возникают вопросы. В настоящее время нет достоверных данных о том, насколько сильный износ у зданий. Специалисты Стройнадзора в свое время предлагали расселить дома по адресам: Розы Люксембург, 261 (1965 года постройки), дом 239 (1964 года постройки) и в Ангарске по улице Восточной, дом 23 (1952 года постройки), чтобы провести натуральные испытания и исследования с последующим сносом этих домов. Таки исследования показали бы реальные масштабы проблемы массовой застройки. Предварительные изыскания показали, что указанные дома по Розы Люксембург потеряли два балла сейсмоустойчивости, а дом в Ангарске и вовсе не подлежит восстановлению. Однако и на это нет средств.

Выхода из сложившейся ситуации, которая становится критической, в настоящее время не видно.

Мы продолжим освещение этой темы в ближайшее время. 

P.S. В сентябре 2017 года начальник управления по капитальному строительству, ЖКХ, транспорту и связи администрации Ангарского городского округа Василина Шунова в разговоре с журналистами отметила, что проблемный дом в скором времени обследует специализированная организация, которая покажет необходимость выполнения капремонта или сейсмоусиления здания с расселением. С 16 апреля и до момента публикации этого материала пресс-служба администрации АГО отказалась ответить на вопросы «ИркСиба» о том, какая организация провела обследование и к каким выводам пришла. Нам не удалось выяснить, проводилась ли эта анонсированная экспертиза. В пресс-службе отметили, что подобные вопросы не относятся к компетенции администрации АГО.

ИА «ИркСиб».

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции