Общественники отстояли мемориал

Мнения
Шрифт

Кладбище, на котором захоронены тысячи жертв политических репрессий, в генплане Ушаковского МО не войдет в так называемую зону ИТ-4 – территорию размещения транспортно-пересадочного узла. И хотя обновленный генплан не принят (для этого нужно дождаться депутатской сессии думы Ушаковского МО), в местной администрации о корректировках говорят как о свершившемся факте.

 

Это значит, что трехмесячная борьба, насыщенная бурными общественными слушаниями, пикетами, митингами, не прошла даром. Напомним, именно в феврале этого года в СМИ стала просачиваться информация о новом проекте взлетно-посадочной полосы (далее ВПП), затрагивающей места захоронения, садоводческие партнерства и населенные пункты Иркутского района. Общая площадь строительства – около двух с половиной миллионов квадратных метров. 

В это же время областная власть, в собственность которой перешел аэропорт в начале года, хранила молчание по поводу проекта, заставляя сотни людей теряться в догадках.  Упомянутая секретность особенно густо окутала генплан Ушаковского МО, в границы которого входит мемориал под Пивоварихой. Выяснилось, что ранее утвержденный генеральный план развития, прошедший большинство  согласований, внезапно отозвали и предоставили новый – отрисованный с учетом развития аэропортового комплекса. Этот новый план и вынесли на общественные слушания. Дальше – больше. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что тот план, который представляли жителям на слушаниях, и тот, что опубликован на официальном сайте Ушаковского МО, не один и тот же. На одном из них отсутствуют земельные участки, которые не просто имеют собственников, но и на которых живут семьи – всего около ста человек. Их просто стерли с карты.  

Такое жонглирование генпланами на виду у общественности вызвало волну протестов. Самый крупный пикет прошел в центре Иркутске в середине марта.

Игорь Преловский, организатор акции:

- Пикетом мы довольны. Пусть власть задумается, что не получится просто так одурачить такое количество людей – нас было около ста человек. А сколько еще выйдет на площадь, если работы начнутся? При расширении аэропорта и строительстве взлетки там надо либо деревню сносить, либо мемориал. Вот и посмотрим, с кем областная власть выберет бороться - тут либо живые восстанут, либо мертвые.

Не обошлось тогда на сквере Кирова и без провокаторов. Рядом с людьми, требующими не строить новую взлетку аэропорта в Ушаковском МО, образовалась группа студентов примерно из 15-ти человек, плакаты которых призывали к обратному: «Мемориал - благоустроить, аэропорт - модернизировать!», «Даешь в Иркутске лучший аэропорт в Сибири!».

Активисты с противоположным мнением отмечали, что молодых людей организовала власть. Использовать в политических целях студентов стало привычным явлением для ситуации вокруг мемориала. Так, на общественных слушаниях по новому генеральному плану Ушаковского МО, которые прошли в Пивоварихе, несколько студентов из числа заблаговременно привезенных автобусом, прошли в зал, где выкрикивали с мест лозунги о необходимости строительства нового аэропорта. Когда местные жители начали интересоваться у молодых людей, кто они и откуда, студенты замолчали и до конца слушаний сидели тихо.

Отпор по всем фронтам

Наряду с протестными акциями борьба продолжалась и в коридорах Серого дома. 70-летняя общественница Нина Вечер собрала огромное досье на мемориал. Десятки запросов в областной архив, министерство культуры – все было сделано для того, чтобы доказать областным властям, что трогать мемориал нельзя. Нина Николаевна выступила настоящим локомотивом в борьбе за сохранность мемориала, на котором покоится ее свёкр. 

Нина Вечер, председатель «Российского общества жертв политических репрессий»:

- Больше двадцати лет я не жила в Иркутске. Думала, что за это время в городе созрело настоящее, цивилизованное общество, способное достойно чтить память, охранять ее от нападок. Но, как выяснилось, поколение людей, болеющих душой за репрессированных, не сформировалось. По собственному желанию, а также по просьбе своих детей и внуков я занимаюсь этой темой.

В соратниках у Нины Николаевны сотни людей. Все они подписались под обращением к президенту страны, вот выдержка из официального обращения: 

«Мы, жители Иркутской области, требуем пересмотреть планы по реконструкции иркутского аэропорта, по которым предусмотрено изъятие большей части территории памятника истории «Место захоронения жертв политических репрессий 1937-1940 годов». Мы требуем не допустить строительства взлетно-посадочной полосы на костях и сохранить памятник истории! Мы требуем уважения и к тем, кто потерял своих родных и близких в страшные годы репрессий и сегодня свято чтит память о них!»

Одновременно с началом большой кампании по сбору подписей, организованной при поддержке храмов, библиотек области, губернатор Приангарья наконец согласился встретиться с Ниной Вечер по судьбе мемориала. Но, к сожалению, надежды на разговор, способный расставить все точки над «i», не оправдались.

Нина Вечер: 

- Наша встреча с Сергеем Владимировичем началась достаточно ровно, губернатор говорил, что память репрессированных надо чтить, территорию мемориала обустраивать, вспоминал своего деда, захороненного там же, в Пивоварихе. Но позже, когда речь зашла конкретно о вопросах, с которыми мы к нему пришли, начал вести себя достаточно странно. На мою просьбу не трогать во время расширения аэропорта место массового захоронения, где покоятся тела не менее 15 тысяч человек, был откровенно изумлен. Рассматривая предоставленные мною чертежи, пояснительный текст из генплана Ушаковского МО, подтверждающий намерение властей построить новую взлетную полосу, удивленно спрашивал: «Кто вам выдал такие документы? Откуда у вас такая информация?» То есть кипа  документов – от исторических справок до топографических карт и текста из генплана Ушаковского МО  – для губернатора выглядела неубедительно. Я, по его убеждению, подписываю изготовленные безграмотными юристами обращения. Но на самом деле интересы у нас самые простые – мы хотим, чтобы тысячи невинно убиенных были оставлены в покое. Сергей Владимирович на это сказал, что проект находится еще в разработке, так как аэропорт передан в собственность области недавно.  

После встречи с губернатором тема о мемориале немного утихла. Но после майских праздников появилось новое сообщение – мемориал в Пивоварихе трогать не будут, он не войдет в территорию размещения транспортно-пересадочного узла.

Алексей Радикевич, заместитель главы Ушаковского муниципального образования:

- Изменения об исключении мемориала жертвам политических репрессий из зоны ИТ-4 внесены в проект генплана Ушаковского муниципального образования. Сейчас все документы находятся на согласовании, стадии доработки. Впереди депутатские слушания, это итоговый рубеж, который утвердит все изменения. Когда пройдет сессия думы, пока неизвестно.

Несмотря на утвердительные заявления от руководства местной администрации, общественники не спешат расходиться по домам.

Нина Вечер:

-  Примерно месяц назад мы обратились к депутату Госдумы Сергею Левченко, передали ему наше письмо Путину с просьбой не трогать мемориал. Под этим обращением оставили свои подписи 2600 человек. Думаю, это послание сыграло не последнюю роль в том, что нас наконец услышали. Но, хочу сказать, что путь, который мы прошли - это всего лишь Сталинград, до Берлина нам еще далеко, успокаиваться рано. Территорию мемориала убрали из зоны ИТ-4, но этого недостаточно. Мы хотим добиться того, чтобы в генплане был отражен особый статус земли (мемориальное кладбище). К сожалению, в генплане о нем нет ни слова, есть только в постановлении 26-летней давности. Множество вопросов возникло по земле, со всеми этими моментами будем разбираться. Наша общественная организация вошла в рабочую группу, созданную при администрации Иркутского района. Также непременно примем участие на депутатских слушаниях, на которых утвердят генплан.

Переживания Нины Николаевны в администрации Ушаковского МО не разделяют. Заместитель главы Алексей Радикевич заявил нам, что в генплане уже есть указание о том, что территория мемориала является кладбищем. Но, памятуя о неразберихе, которая творилась, позволим себе сохранить долю скептицизма и продолжим следить за ситуацией.

 

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции