Без причала

Актуально
Шрифт

ВСРП освоило 146 миллионов на строительстве переправы, которую не сумело доделать.

Обещанного и разрекламированного причала «Сахюрта-Ольхон» не будет. В этом году уж точно. Восточно-Сибирское речное пароходство отказалось от исполнения госконтракта, заключенного  еще в 2013 году. За 13(!) дней до завершения работ по контракту, ВСРП объявило о его расторжении. В одностороннем порядке. При этом «по независящим от них обстоятельствам». Якобы в проекте нашлось множество недоработок. Почему про эти недоработки долго и упорно молчали – загадка. Пароходство получило 146,5 миллионов рублей за выполненные работы. В результате «работ» на месте переправы появились огромные котлованы и недостроенные железные конструкции. Поездка же на Ольхон из чудесного путешествия обернулась кошмаром для сотен и тысяч туристов. 

На гребне волны

Переправа «Сахюрта-Ольхон» - для всего Приабайкалья место особенное. «Ворота Байкала», «Лицо Байкала» - так без доли сомнения называют это место  гиды и туроператоры.

«Это первое, что видят большинство туристов – и наших, и зарубежных -  когда они приезжают на Байкал, - рассказывает гид-экскурсовод турфирмы «Байкал Терра» Эльвира Доржиева. - Это первая встреча с озером, и, не побоюсь этого сравнения, эта переправа – лицо  Байкала, даже лицо всего нашего региона».

По словам Эльвиры, это «лицо» всегда было не особо «симпатичным», да даже просто – «эстетичным».  Особенно для иностранцев, которые привыкли к комфорту. Здесь, вблизи самой оживленной переправы на Байкале, никогда не было хороших кафе, а единственный на всю долгую очередь туалет можно описать просто «Шок – это по-нашему». Конечно, гидам приходилось нелегко: предупреждать обо всех «прелестях» нужно было заранее, аккуратно подбирая слова,  да и чего уже греха таить – часто приходилось и краснеть за «сервис». Единственный плюс – маршрутки и автобусы с туристами пропускали довольно быстро, даже в самый разгар сезона, летом и осенью. Это частные машины могли «мариновать» по полдня, да  и то очередь проходила в три потока, поэтому чаще всего приходилось ждать не больше нескольких часов. 

Все изменилось весной этого года. На берег вышла тяжелая строительная техника, старый причал закрыли. Построили временный и очень неудобный. Кругом – котлованы и куски грунта, постоянный грохот. Это Восточно-Сибирское речное пароходство, в чьем ведении как раз и находится переправа с двумя паромами, приступило к реализации двух больших госконтрактов. Первый – на реконструкцию переправы с материка на Ольхон, второй – на строительство нового парома. Общая стоимость контрактов – свыше 450 миллионов рублей: 201,4 миллиона за реконструкцию переправы и больше 252 миллионов за паром.

Получить оба госконтракта для ВСРП, которое с 2001 года входит в холдинг семьи экс-губернатора Сергея Ерощенко «Истлэнд», оказалось нетрудно. Бизнесменов от туризма тот факт, что «Истлэнд» в этом случае окажется на гребне волны, нисколько не удивил.  В самом деле, кто еще бы получил настолько лакомый кусочек, кроме фирмы, которая фактически принадлежала тогдашнему главе Иркутской области? Разумеется, у многих планы ВСРП вызывали здоровый     скептицизм. В самом деле, обычно на такие проекты приглашают компании опытные, которые как раз специализируются на причалах. Благо средства позволяли «выписать» подрядчика хоть из столицы, хоть из–за границы. Для пароходства это был дебют – раньше такими серьезными проектами компания не занималась никогда. И поговорку про первый блин пока еще никто не отменял. Но к кому было идти с такими размышлениями? «Истлэнд» фактически возглавлял сам «хозяин» области – круг замкнулся.

И высокопоставленный бизнесмен, можно предположить, сделал все, чтобы оба аукциона закончились победой формально все еще его пароходства, а контракты были заключены на очень выгодных для исполнителя условиях. Заказчиком многомиллионного контракта от лица правительства выступила Дирекция строительства и эксплуатации автомобильных дорог Иркутской области – структура, полностью подконтрольная губернатору. В директорском кресле тогда сидел ставленник Ерощенко.

Ровно год назад,  в конце ноября 2014 года, пароходство начало монтировать будущий супер-паром. Его части доставили в микрорайон Солнечный на специальную площадку для достройки. Весь этот процесс очень масштабно освещался журналистами. Руководство ВСРП регулярно собирало пресс-конференции, дабы рассказать, что для Приангарья «собранный с нуля», свой собственный новехонький паром – это прорыв. Немало комплиментов расточалось и проекту по реконструкции причала. Его тоже преподносили как «прорыв». По задумке, на месте старенького причала должен был появиться самый современный комплекс, не хуже, чем за границей. В проекте прописаны речной вокзал, кафе, кассы, стоянка на 10 легковых автомобилей и 5 больших автобусов. Кроме того – новейшая система охраны и благоустройство территории. В общем, не причал, а самый настоящий дворец.

«Причал будет представлять собой железобетонные конструкции, выступающие на 40 м вглубь. При строительстве будет применена технология обустройства причала композитными плитами, которые позволят сократить нагрузку на сооружение в период ледостава, а также продлить срок службы причала», - воодушевленно рассказывала журналистам исполнительный директор ВСРП Юлия Бер.

Подрядчики слились

Но, как показывает опыт, со строительством дворцов у Сергея Ерощенко стабильно возникают сложности. Увы, возвести на месте старого причала обещанный дворец тоже не получилось. 1 июня пресс-служба ВСРП отрапортовала: проект реализован на 50%, работы идут полным ходом.

Уже новый исполнительный директор пароходства Виталий Кельманов рассказывал, что с началом летнего сезона темпы работ значительно увеличились. На 1 июня был возведен каркас здания основного причала,  подготовлена площадка для проведения работ по благоустройству. Но потом все заглохло – ни работ, ни перспектив, ни новостей с отчетами на официальном сайте. Никто точно доподлинно не знает, что же они делали прошлым летом. Николай Сорокин, руководитель фирмы «Туравто», которая занимается перевозками туристов, рассказывает: за лето на объекте сменилось несколько подрядчиков. Поговоришь с одними ребятами, приезжаешь через какое-то время – уже другая компания там строит.

«Конечно, если в контракте оказалось столько «подводных камней», - размышляет Сорокин, - неудивительно, что подрядчики удирали с этого объекта. Если тебе фактически предлагают работать себе в убыток, когда себестоимость работ выше. Дают тебе смету, за нее ведь не заступишь».

Само же пароходство явно не собиралось платить подрядным организациям больше из урванных по госконтракту миллионов – даже если возникали такие сложности, и приходилось проводить подводные работы, которые стоили дорого. Стройка опять замирала, техника то уходила, то снова начинала что-то рыть. И все это в самый разгар туристического сезона.

«Какие-то недостроенные железные каркасы, ямы, все это небезопасно. Все понятно - стройка, потерпеть нужно, но для каких целей все это затевать в разгар сезона? Неужели другого времени года не нашлось для работ? У нас социальные объекты круглый год строят и вводят в эксплуатацию. Садики и школы можно, а здание речного вокзала – нет?» - со вздохом описывает картину Эльвира Доржиева.

Но изуродованное «лицо Байкала» - это, как оказалось, были только цветочки. Урожай созрел, когда все машины выстроили в одну большую очередь – из-за бетонных каркасов организовать прохождение переправы в два или три потока, как раньше, оказалось невозможно. С пятницы до воскресенья, в самый пик, колонна из машин  достигала несуразно гигантских размеров. Машины стояли в томительном ожидании сутки, а то и полтора-двое. И все это на жаре, в еле ползущей очереди, при полном отсутствии туалетов, каких-либо условий для женщин с детьми. Неудивительно, что ругань, скандалы и даже драки быстро стали делом привычным. Какой уж тут Байкал, если выезжая с семьей на отдых в выходные, можно было все эти выходные провести вот в такой вот «пробке»?

«Автобусы с туристами стояли по несколько часов, неслыханно, не было такого раньше, - поясняет  Николай Сорокин. – Туроператоры звонили, жаловались: четыре часа стоим, шесть…. Раньше автобусы с туристами спокойно возили на пароме «Дорожник». Долго не ждали, да и очередь из частных машин двигалась куда быстрее. Этим летом же творилось что-то невообразимое. Товарищи на крутых тачках платили деньги, чтобы быстрее пройти. Обычные машинки оттесняли в сторону. Доходило до того, что женщины  с детьми пытались преградить дорогу «Крузакам» и «Лексусам». Богатые мужики из этих машин могли спокойно ударить такую женщину, а транспортный ОМОН на все это смотрел спокойно».

К тому же временный причал оказался под очень крутым спуском – заехать на паром многие машины не могли. Николай Сорокин до сих пор с содроганием вспоминает, как автобус его компании повис в воздухе, пытаясь спуститься на паром. Бывало еще, что ВСРП вызывало «проверяющих», которые якобы контролировали ход строительства. Переправа в таком случае замирала еще на полдня, а «проверяющие» легко и быстро переправлялись на тот берег и ехали отдыхать на Ольхон.

«Коррупционеры они. По-другому как их назовешь?» - отмечает Сорокин.

Подводные камни контракта и утекающие бюджетные деньги

Завершить причал мечты должны были к 30 ноября. Разумеется, этого не случилось. 17 ноября ВСРП стало инициатором расторжения госконтракта. В заявлении пресс-службы пароходства говорится, что «сделано это было по независящим от исполнителя причинам». Оказалось, что  в проекте, разработанном «Иркутскгипродорнии», нашлось множество технических ошибок. Строить по такому проекту, где не учтено еще множество работ, невозможно.   Представители ВСРП заявили, что неоднократно посылали уведомления в адрес заказчика, требуя изменить проект. Но дирекция на призывы не отреагировала ни разу. Поэтому и последовало расторжение контракта. Как особо подчеркивается в уведомлении ВСРП – «в одностороннем порядке». При этом по заявлению пресс-службы пароходства контракт исполнен на 60%, за это ВСРП уже получило 146,5 миллионов рублей.

Однако в министерстве строительства Иркутской области поясняют: контракт был расторгнут по взаимному согласию. Проектировщик действительно допустил недоработки в проекте – этот  факт в минстрое подтвердили. Вот только в «Иркутскгипродорнии» и  в дирекции  прекрасно знают обо всех проблемах. Проектировщик недочеты в документации уже устранил, проект проходит техническую экспертизу.

Кроме того, оказывается, что и у заказчика нашлось к исполнителю немало претензий: на график, нарушение качества работ по устройству причальных сооружений и благоустройства подъездных путей к причалу, а также на применение некачественных материалов.

«В целом заказчиком была отмечена слабая организация работ на объекте, отсутствие входного контроля качества применяемых материалов», - оценили работу  пароходства в министерстве.

«Конечно, ВСРП взялись за этот  проект зря, – заключает Эльвира Доржиева. – Строительством таких важных объектов должны заниматься опытные профессионалы. Их же сколько раз просили, чтобы они просто ввели электронную очередь. Они ее до сих пор не ввели. И что мы имеем в остатке. Байкал – он, конечно, безупречен, но, когда турист начинает оглядываться по сторонам, магия пропадает».

Николай Сорокин же и вовсе боится из-за разваленного причала понести в следующем году убытки:  а ну как припомнят туристы, сколько они стояли на переправе. Он считает, что вопрос с организацией переправы и строительством причала вовсе нужно отдать на контроль нового правительства и губернатора.

«Нужна вообще отдельная структура, которая бы разобралась и с проектом, и с организацией переправы вообще, - высказал предложение Сорокин. – Это же знаковое место для всего региона, а такой там хаос творится. Сейчас, конечно, ВСРП захочет, чтобы им еще добавили денег, тогда они за работу возьмутся».

В минстрое объявили, что работы продолжатся в 2016 году:  проект снова выставят на аукцион, разумеется, назначив новую цену. Вряд ли стоит сомневаться в том, что ВСРП окажется в числе первых претендентов на завершение ими же созданной разрухи. Остается только надеяться, что обещанный «дворец» на берегу Сахюрты не повторит судьбу печально известного Ледового дворца. Еще один долгострой, при строительстве которого бюджетные средства плавно перетекают в карман нужной фирмы, может попросту утопить регион в долгах.

Фото пресс-службы ВСРП

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции