Владимир Ташкинов: я хотел только одного – выжить!

Актуально
Шрифт

Находящийся под следствием экс-мэр Усть-Илимска ответил СУ СК.

 

Находящийся в СИЗО-1 города Иркутска бывший мэр Усть-Илимска Владимир Ташкинов ответил на опровержение Следственного регионального управления, которое ведомство выпустило после публикации интервью Ташкинова. Публикуем его без значительных изменений.

27 октября 2015 года «ИркСиб» опубликовал мое интервью «Я не брал никаких взяток», а 28 октября 2015 года Следственное управление Следственного комитета по Иркутской области разместило на своем сайте так называемое опровержение моей «версии», многие иркутские СМИ его продублировали. Отрадно понимать, что впервые в истории СУ СК России по Иркутской области следственные органы вступили в диалог, так как это первое и единственное опровержение говорит о многом (ранее ни на одно из заявлений обвиняемых в СМИ ответов не было)! Мое интервью действительно достигло своей цели, и мои мучители и палачи (а по-другому назвать лиц, которые издеваются надо мной уже более шести месяцев, творя очевидное беззаконие, назвать невозможно) вынуждены оправдываться и еще глубже увязать в болоте лжи, выстроенной ими по заказу.

Позволю себе назвать мой ответ им не опровержением, а изложением упрямых по своей сути фактов.

Итак, что касается заказного характера уголовного дела в отношении меня.

Приведу цитату из выступления генерала Бунева А. Ю, опубликованного на сайте Newsbabr.ru 19 мая 2015 года: «Усть-Илимск стал первым муниципалитетом, в котором была проведена выездная проверка Следственного комитета. И с первых шагов по городу стало ясно, что деньги масштабно разворовываются… Отправил четыре группы следователей – через неделю привезли готовое уголовное дело».

Интересно, не правда ли? Следственный комитет проводит масштабные проверки в далеком северном городе! Тот самый незаинтересованный и принципиальный правоохранительный орган, который на протяжении более полугода отказывал в возбуждении уголовных дел по всем заявлениям о совершенных преступлениях Ерощенко С.В. и его подчиненными! А затем, по личному указанию Бастрыкина (почти под палкой), возбудил три дела по халатности вместо дел о хищениях сотен миллионов бюджетных средств. Казалось бы – вот «масштабное воровство» и даже город штурмом брать не нужно: достаточно пройти с одного конца Кировского района до другого, перейти площадь – вот они, расхитители!

Администрация города Усть-Илимска неоднократно проверялась и КСП, и прокуратурой – теми органами, в функции которых входит надзор за соблюдением бюджетных расходов, исполнением законодательства.

Федеральный закон от 28.12.2010 N 403-ФЗ (ред. от 05.10.2015) "О Следственном комитете Российской Федерации" гласит: «Следственный комитет Российской Федерации является федеральным государственным органом, осуществляющим в соответствии с законодательством Российской Федерации полномочия в сфере уголовного судопроизводства».

Удивительно, но именно в случае с городом Усть-Илимск и его мэром СУ СК России по Иркутской области существенно пересмотрело свои полномочия и занялось несвойственной ему по закону функцией органов «проверяющих муниципалитет». То есть было дано указание и все силы областного СУ СК были брошены на поиск моих «масштабных хищений» или на их сочинение.

В своем же опровержении СУ СК, «нечаянно забыв» бахвальство своего руководителя об усиленном поиске преступлений, который вели четыре группы его следователей в Усть-Илимске, указывает, что группа следователей работала в рамках уголовного дела о хищениях бюджетных средств ООО «РегионСпецТранс» и именно в ходе расследования начальник ДЖП Усть-Илимска дал показания о моей «незаконной деятельности». Да только СУ СК «не договаривает», что изначально вывернув всю документацию администрации города Усть-Илимска, ничего противоправного не обнаружив (несмотря на якобы «масштабные хищения»), следователи уцепились за единственный факт о том, что при строительстве четырех домов использовались плиты перекрытия из материалов б/у, возбудили «готовое» уголовное дело по факту хищения 100 млн рублей (хотя, если дома стоят, то как могло быть похищено 100% средств, выделенных на их строительство?), арестовали предпринимателя, строившего объекты, и начальника ДЖП, курировавшего его работу. После 10 суток в СИЗО (а я сам прошел через так называемую разработку) эти люди «сломались» и дали столь необходимые руководству СУ СК показания на меня – тогда еще мэра Ташкинова. Так, самоотверженная работа четырех групп следователей увенчалась победой над самим правосудием, а я, как «масштабный» расхититель, был обвинен во взятке, которой никогда не было! Забавно, при масштабных хищениях не раскрыто ни одного!

Арестованного чиновника – начальника ДЖП весь срок ареста (3 месяца) содержали в ИВС Иркутска в условиях, которые сломали его волю и серьезно подорвали здоровье. Когда его выпустили, он так и говорил окружающим: «Я вынужден был оговорить Ташкинова, чтобы не стать инвалидом». По его словам, с ним постоянно в камере находились разработчики. Он так и сказал, что подписывал уже составленные следователем протоколы, даже не читая их. В настоящее время этот человек смертельно запуган и продолжает сотрудничать со следствием под угрозой уголовного преследования. На очной ставке он даже ни разу не решился взглянуть мне в глаза, ясно почему - ему было стыдно.

И вот уже почти семь месяцев следствие добивается от меня только одного – признать заведомый оговор истиной! К слову, уголовное дело по хищению при строительстве домов будет прекращено, так как уже доказано, что подрядчик затратил на строительство домов в разы больше, чем было выделено из бюджета, а плиты б/у, которые использованы для перекрытий, более чем 1,5 раза прочнее перекрытий, заложенных в проекте. Но за пять месяцев непрерывного давления лица, оговорившие меня, настолько запуганы и увязли в сетях, расставленных СУ СК, что в августе 2015 дали показания еще по трем таким же «взяткам», якобы полученным мною за период с 2012 по 2014 годы. 

Хочу сказать, что когда в ответ на мой категорический отказ признать первый эпизод, следователь Коломеец стал угрожать мне новыми эпизодами и тем, что «у нас сейчас хуже, чем в 1937 году», и после вменения четырех эпизодов я уже не выйду из тюрьмы, я испугался не его угроз, а того, сколько же еще людей могли отправить под «пресс», чтобы выбить показания якобы «изобличающие» меня в том, чего никогда не было! Но когда 16.09.2015 по  требованию моему и моих защитников следователь наконец-то ознакомил меня с постановлениями от 31.08.2015 о возбуждении трех новых эпизодов, я успокоился, это были оговоры тех же лиц, что и в первом эпизоде. То есть никто из жителей моего любимого города больше не поддался на провокации следствия, люди не предали меня, отказавшись подписать ложные доносы. А те двое, на показаниях которых следствие держит меня под стражей, я думаю, и сами страдают не меньше меня, ведь как жить, осознавая, что ты уничтожил жизнь невиновного человека, кто потом подаст тебе руку?

Теперь о признательных показаниях, данных мною «на предварительном следствии добровольно в присутствии адвоката»:

24.04.2015 меня задержали в клинике НИИТО Новосибирска на выходе из кабинета врача, который направил меня к заведующему отделением для решения вопроса о проведении необходимой мне операции. В клинику я приехал с вещами для стационара, так как собирался лечь на платную операцию в тот же день. Деньги на операцию мне подарили мои дети на день рождения, 13.04.2015, решив, что так как работать мне все равно не дадут, есть время подлечиться.

25.04.2015 в присутствии адвоката я, при допросе в качестве подозреваемого, а затем и обвиняемого, полностью отрицал свою виновность, заявив, что никаких денег от предпринимателя через посредника – начальника ДЖП, я не получал.

29.04.2015 я был арестован, и вот тогда я понял слова следователя Коломейца о 37-м годе. Потому что с момента ареста на мне испытали все способы давления. Пять суток мне не давали спать, угрожали, запугивали, демонстрируя приспособления для пыток: скотч, кипятильник и т.п.. Сначала мне казалось, что я – бывший спортсмен, привыкший к физическим нагрузкам, бизнесмен, прошедший бойню 90-х, все выдержу. Но мой организм (видимо в силу возраста и стресса) меня подвел: ноги в суставах болели так, что хотелось только выть, давление повысилось и не снижалось, мне казалось, что сосуды головного мозга просто взорвутся от боли. При этом мне постоянно повторяли «признайся и все будет хорошо». И еще я смертельно хотел спать, а в голове одна мысль – дать им то, что требуют, и уснуть.

05.05.2015 когда я заорал, что согласен признаться, меня сразу перевели в тюремную больницу, стали усиленно лечить препаратами. А 06.05.2015 (торопились, чтобы не передумал) меня прямо из тюремной больницы привезли к следователю и я дал свои «добровольные признательные показания», при этом мой адвокат уговаривал меня не делать этого, потерпеть, но я больше не мог терпеть, я чувствовал – еще чуть-чуть и у меня будет инсульт, какое уж тут терпение? Так я дал свои первые и последние «признательные показания», причем они полностью расходились с показаниями лиц, которые меня «изобличали», но следователю это было не важно, главное, что я сказал, что получил 1 миллион рублей на предвыборную компанию от предпринимателя через начальника ДЖП (по версии следствия я взял более 5 миллионов и при других обстоятельствах). Мой адвокат был связан моей позицией и не смог убедить меня не оговаривать себя. Но я хотел только одного – выжить! Наверное, моя слабость в те дни обусловлена тем, что я тогда остался один на один с системой и думал о том, что вот-вот это все закончится, ведь не может быть в 21 веке, чтобы вот так, на одном оговоре, человека посадили в тюрьму и держали в ней вечно?

Но я ошибся. Не учел, что заказ на мое устранение был выполнен, а затем началась война за прикрытие своих «шкур», круговая порука следствия, прокуратуры и суда, жесткое перемалывание системой того, кто из человека и гражданина стал только следственно-арестованным!

Чуть не забыл - мне же проводили «судебно-медицинские экспертизы»! Но лишь с одной целью – лишить возможности общения с адвокатами. Более 12 раз меня выводили из СИЗО, привозили в оперативный отдел, ждали обеденного времени, затем везли в бюро судебной экспертизы, где меня визуально осматривал эксперт, писал, что на мне нет следов телесных повреждений, затем уже после 18 часов меня возвращали в СИЗО. Это подтверждается жалобой моих адвокатов. Такие же манипуляции производили с еще одним арестованным предпринимателем, который отказался меня оговаривать. И не жаль было сил и времени!

Продления сроков моей стражи проходят под одним девизом: раз уж арестовали – «продлить»! Сроки продлевают судьи Усть-Илимского суда, и ничего, что согласно Пленуму ВС РФ, продление должен был рассматривать Кировский суд или Куйбышевский суд г.Иркутска (по месту нахождения органа или по месту моего содержания)! Каждый раз, за три дня до продления, меня этапом отправляют в Усть-Илимск, а потом цинично заявляют, что на момент продления я содержусь в ИВС Усть-Илимска. Уже второй раз в день продления мне сроков нахождения под стражей отменяют два отказных материала по якобы «угрозам» – двум смс, пришедшим в апреле на телефоны родственниц предпринимателя и начальника ДЖП. При этом следователь Коломеец лично забирает в полиции материалы и несет на отмену заместителю прокурора города для очередной отмены! А ведь Коломеец уже давно ушел на повышение (видимо за доблестное раскрытие таких же дел как мое!) и не расследует дела. В настоящее время снова отказные, но, думаю, их снова отменят, а как же? Ведь прокуратура Иркутской области – орган надзирающий за законностью - в моем случае глуха и слепа! Иначе как объяснить, что прокуроры района и области закрыли глаза на фальсификацию постановления о продлении сроков следствия, отчетливо видимую невооруженным взглядом и подтвержденную выводами трех экспертов? А судьи, посчитавшие возможным продлить сроки стражи на основе подложного документа?

Кстати, о «не нашедших подтверждение» фальсификации авиабилета на мое имя, угрозах, и подписи первого заместителя СУ СК  Д. Вастьянова в постановлении о продлении сроков следствия: Самое забавное в этой фразе СУ СК то, что эти проверки и не проводились! Два моих заявления о совершенных преступлениях – фальсификации и предоставлении в суд подложного авиабилета, служебном подлоге по фальсификации подписи Вастьянова Д. направленные на имя Председателя СК России Бастрыкина А. И., каким-то очень доброжелательным к Иркутскому руководству клерком из СК были направлены для проверки в СУ СК России по Иркутской области. На заявление по билету от 14.07.2015 я получил ответ 22.10.2015 (срок по УПК РФ - трое суток), в нем и.о. руководителя третьего отдела СУ СК Николаевым Д.В. было указано, что проверку решено не проводить, так как «нет оснований для ее проведения», при этом в УПК РФ такого решения вообще не предусмотрено – их только три – отказ, возбуждение и передача по подследственности. Но что такое УПК для сотрудников СУ СК по Иркутской области – совершенно бесполезная и ненужная книжица, так как если работать в соответствии с УПК РФ, методы 1937 года не сработают. К сожалению, раньше я этого не знал, наивно гордясь тем, что работаю честно и от других требую того же, а значит, защищен законом.

Проверка по подлогу подписи Вастьянова Д. также не проводилась, ответа на мое заявление от 18.09.2015 я не получил до сегодняшнего дня. Хотя следователь высказался при мне и моих защитниках, что если Вастьянов Д. подтвердил, что подложная подпись его, то и проверять вроде как нечего! И еще он, будучи молодым и безхитростным, искренне изумился, чего я уцепился за эту подпись, ведь государственные эксперты почерковеды всегда дадут заключение, какое нужно следствию. А я действительно изумлен тем, насколько разъела ржавчина лжи и беззакония души этих молодых ребят, которые еще будучи лейтенантами уже попирают закон и уверены в том, что они и их начальники могут делать это безнаказанно.

А вот теперь к самому веселому: «все жалобы, ходатайства и обращения Ташкинова рассматриваются следствием в установленные законом сроки и по каждому из них он регулярно получает ответы в письменной форме».

Я уже рассказал, как «проведены» проверки по моим заявлениям. Не правда ли, замечательные соблюдения сроков?  Но фактов, что у СУ СК России по Иркутской области понятие «установленные законом сроки» приобрело какую-то извращенную форму, гораздо больше:

на три моих обращения о том, что я желаю дать показания о расхищении окружением Ерощенко С.В. денежных средств при мероприятиях по подготовке ложа Богучанской ГЭС от июля 2015, а ответы об отказе в заключении со мной соглашения и допросах по данным фактам мне выдали 28.10.2015;

о возбуждении в отношении меня трех эпизодов взятки 31.08.2015 меня уведомили 16.09.2015 только по моему письменному требованию;

о продлении срока следствия до 7 месяцев (постановление от 15.09.2015) я  получил уведомление 22.10.2015 после того, как 21.09.2015 подал письменное заявление с требованием уведомить меня и выдать копию первого листа постановления, и таких примеров множество;

С несколькими постановлениями о назначении СМЭ от апреля-мая 2015 года меня ознакомили только сегодня, 05.11.2015, хотя проведены они были в апреле и в мае.

А уж о том, как следствие упорно не желает выслушать мои «изобличающие» показания по хищению командой Ерощенко федеральных средств на ложе Богучанской ГЭС, я могу писать уже целый роман! Я неоднократно обращался с этим и в СУ СК по Иркутской области, в прокуратуру Иркутской области, в УФСБ Иркутской области. Но именно эти, во истину «масштабные» хищения их никак не интересуют, последний отказ я получил буквально сегодня.

Сегодня я не коснулся темы завода ОСБ и попытки его рейдерского захвата, так как это отдельная интересная тема о бизнесе в нашей области в период правления Ерощенко С.В. и его преданных, но не бескорыстных сторонников из правоохранительных ведомств. Возможно, я посвящу этому отдельную тему – она, поверьте, достойна внимания.

Если у кого-то возникнет интерес к любому факту, что я описал здесь, то в подтверждение каждого сказанного слова готов предоставить документы.

Фото Владимира Ташкинова Яны Ушаковой, ИА «Альтаир».  

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции