Суд над Киселевой: «Простите» и две бутылки JackDaniels

Актуально
Шрифт

Юлия Киселева объяснила десятки нарушений ПДД капризами маленькой дочери.

10 декабря в Октябрьском районном суде Иркутска состоялось первое большое заседание по делу о резонансном ДТП на Байкальской. Суд под председательством Екатерины Никитиной заслушал сторону обвинения, показания потерпевших и двух свидетелей. Подсудимая Киселева отвечала на вопросы о неоднократном нарушении скоростного режима и попробовала еще раз извиниться перед женами погибших в той страшной аварии в ночь на 27 июля 2015 года.

«Отличная женщина», но «без тормозов»

Впервые в судебном заседании по делу выступали свидетели того страшного ДТП. Суд приглашал четырех свидетелей, но явились только двое. Первый – бывший муж подсудимой Иван Киселев. Он объявил суду, что встречался с бывшей женой буквально за час до аварии. Просто увидел, как ее «Мерседес» проезжает мимо и пригласил для разговора на парковку возле театра имени Загурского. О чем точно шел разговор, Иван Киселев вспомнить не смог. «Просто увидел и просто поговорили», - настойчиво повторял свидетель. По его словам, запах спиртного от бывшей супруги он не почувствовал, потому что разговаривал с ней через стекло машины. Но то, что в автомобиле в этот момент находился мужчина, Киселев заметил.

«Это наш общий старый знакомый, - пояснил он суду. – Никита его зовут. Мы познакомились, когда он еще в школе учился. Можно сказать, он был фанатом автомобиля, который в тот момент у меня был. Какой характер отношений их связывал с Юлией? Я не знаю, не интересовался и не вникал».

Также Киселев не смог ответить на вопрос «Почему его бывшая жена ездит ночью по городу, и где в этот момент находится их общий ребенок?». Свидетель признался суду, что его трудно назвать образцовым отцом для трехлетней дочери – после развода Киселевых девочкой всецело занималась мать, папа с ребенком встречался очень редко. Да и финансово помогал от случая к случаю. «Все дело в том, что у меня очень плотный рабочий график, из-за кризиса, да и пожилым родителям я должен помогать, времени не хватает», - отметил проживающий в коттедже поселка Молодежный Иван Киселев.

Про бывшую жену Иван говорил только хорошее. Даже за время недолгой совместной жизни не за что ее было критиковать. «Хорошая мать, отличная женщина», - отозвался об экс-супруге Киселев. Причина их развода банальна – не сошлись характерами. Но расстались хорошо, без каких-то скандалов и выяснений отношений. Киселев заметил, что «Юля вообще не склонна скандалить-то». Особый акцент в показаниях свидетель сделал на том, что, по его словам, любовь к спиртному до этого за Киселевой не водилась. «Бокал шампанского на Новый год, не более, у нас в семье не принято вообще-то было употреблять».

Так же и в ту роковую ночь встретившиеся возле театра бывшие супруги поговорили спокойно без эмоций. «Состояние ее я бы оценил как адекватное, нормальное состояние», - ответил на вопрос суда свидетель Киселев.

На месте аварии Иван Киселев оказался, по его словам, «случайно, просто поехал этой дорогой домой». Увидел машину бывшей жены и бросился на помощь. Именно он вытащил из покореженного «Мерседеса» Киселеву и оказал ей первую помощь. «Сделал все, как надо, зафиксировал, положил на асфальт. Стал звонить медикам. На часах было где-то час ноль восемь», - с помощью уточняющих вопросов сформулировал показания Иван Киселев.

Второй свидетель трагедии – водитель автомобиля «Тойота Креста» Игорь М. рассказал, что вместе с «Тойотой Хайлендером» остановился на светофоре. Стояли, пережидали красный сигнал. Внезапно Игорь увидел, как со стороны улицы 4-я Советская несется автомобиль.

«Увидел фары, скорость у него такая приличная была, я даже среагировать не успел. В следующую минуту все – удар в стоящий рядом «Хайлендер». Его кинуло на мою машину, я об руль ударился, вырубился на какое-то время», - пояснил суду очевидец.

Очнувшись, свидетель увидел, что очевидцы уже занялись пострадавшим «Хайлендером» - несколько мужчин ставили автомобиль на колеса и уже вынимали из покореженной груды металла мужчин.

Свидетель четко запомнил, что за рулем «Мерседеса» сидела светловолосая девушка, рядом с ней, на пассажирском сидении, парень. Что еще запомнилось четко – так это тот факт, что водитель «Мерса» не пытался ни затормозить, ни изменить траекторию движения.

По заключению экспертов, в крови Киселевой, которую доставили в городскую больницу № 3 после аварии, обнаружено 1,8 промилле алкоголя. Это лошадиная доза, которую можно получить, опрокинув за раз около 300 граммов алкоголя крепостью в 40 градусов. Кроме того, в салоне ее машины обнаружены две початые бутылки с виски «JackDaniels» и следы какого-то безалкогольного напитка, который расплескался по всему салону дорогой машины.

По заключению психолого-психиатрической экспертизы, в момент совершения преступления Киселева находилась в состоянии банального алкогольного опьянения. «Никакого состояния аффекта или нарушения психики не было. Обычное эмоциональное возбуждение, вызванное воздействием алкоголя», - зачитала заключение экспертной комиссии судья Екатерина Никитина.

Также психиатры отметили, что Киселева полностью вменяема, а ее личностный тип характеризуется амбициозностью, эмоциональностью и нетерпеливостью. А в приоритете у подсудимой – удовлетворение своих потребностей и амбиций. Положительно охарактеризовали Юлию  в БГУЭПе, где депутатская дочь училась на экономиста. «Ответственная, отзывчивая, явный лидер, всегда готовый поддержать и прийти на помощь», - гласит характеристика за подписью декана факультета мировой экономики.

Больной ребенок и десятки нарушений ПДД

Сегодня угадать какие-либо лидерские качества в Киселевой, откровенно говоря, трудно. Подсудимая, которая раньше блистала новыми нарядами и чуть ли не ежедневно публиковала свежее селфи в соцсетях, сейчас не пользуется косметикой, одевается в наглухо закрытые свитера и водолазки, а волосы вместо укладки собирает в хвосты или косы. Говорила Киселева на этом заседании мало и очень тихо – до такой степени, что судье пришлось попросить изъясняться более внятно.

И непонятно, что в этом новом имидже правда, а что сделано по научению адвокатов, чтобы точнее попасть в образ раскаявшейся грешницы. Защитники Юлии очень тщательно продвигают позицию «деятельного раскаяния» своей подзащитной. Есть в юридической науке такой термин, который обозначает полное признание своей вины, сотрудничество со следствием и судом, а также, по возможности – компенсация вреда потерпевшим. Адвокаты громко, на весь зал заседаний, сообщили: вдовам уплачена неплохая сумма в качестве частичной компенсации морального вреда. По триста тысяч на погребение выплатила сразу после аварии мать Киселевой депутат Думы города Иркутска Жанна Есева, еще по миллиону позже сами адвокаты. И, мол, потерпевшие эти деньги приняли, о чем имеются соответствующие расписки. При вынесении приговора это обстоятельство, разумеется, зачтется в пользу подсудимой.

Но есть и минус, куда более весомый. В уголовном деле львиную долю занимает реестр штрафов за нарушение ПДД, выписанных Киселевой с 2006 года и до самого лета 2015 года. Перечень внушительный – десятки нарушений и штрафов. Только за 2014-2015 годы у Киселевой таких правонарушений накопилось больше десяти.

Часть из них погашена, часть «висит» на подсудимой до сих пор. Большинство из них – за нарушение скоростного режима, отказ пропустить пешехода или автомобили, имеющие приоритет в движении. Депутатская дочь гоняла на своем «Мерседесе» по Иркутску со скоростью под 100 километров в час. Это при том, что максимально в городской черте разрешена скорость до 60 километров в час. Впрочем, в ночь аварии, по показаниям очевидцев, «Мерседес» несся по улице на скорости не меньше 150 километров в час.

«Как вы это объясните, Юлия Сергеевна», - обратилась судья Никитина к подсудимой.

Ответ удивил всех. Киселева пояснила, что нарушала ПДД, потому что очень часто в машине с ней ездила ее трехлетняя дочь. Девочка больна, ей часто требуется медицинская помощь.

«Она то заплачет, то закапризничает, то закричит, конечно, я отвлекалась, - рассказала суду Юлия Киселева. – На вопрос «Почему в 2006 году я припарковала машину в неположенном месте?» я ответить не могу. Почти 10 лет прошло».

На прошлом заседании, 3 декабря, Юлия Киселева уже просила суд изменить ей меру пресечения на домашний арест и отпустить домой – к больной дочери. В этот раз подсудимая просила о большем – она просила ее простить.

«Думаете, я не понимаю, что я совершила, - заикаясь, обратилась к вдовам погибших Юлия Киселева. – Я же не отказываюсь. Я виновата, я каюсь. Простите, если сможете».

«У нас тоже дети, а извинениями мужа не вернешь»

Однако в официальном судебном порядке Вероника Матвеева и Елена Соколова извинения Киселевой не приняли. Это бы означало, что для подсудимой могут значительно смягчить наказание. Обе женщины настроены решительно: за все, что сделала, Киселева должна понести наказание по всей строгости закона.

«Извинения – извинениями, а мужа она мне не вернет», - позже призналась журналистам Вероника Матвеева.

Описание травм, причиненных погибшим мужчинам, такая же увесистая часть уголовного дела, как и информация об административных правонарушениях Киселевой. Когда зачитывали отчеты эксперта, на вдов было особенно тяжело смотреть. Так же странно прозвучал «дежурный» вопрос суда, обращенный к вдовам «Не испытываете ли неприязненных отношений к подсудимой?».

В семьях погибших тоже остались маленькие дети: у Елены Соколовой четырехлетняя дочь, у Вероники Матвеевой - восьмилетний сын. В тот самый день Вероники Матвеевой в Иркутске не было – вместе с сыном она отдыхала за границей. Но именно ей позвонили взволнованные очевидцы аварии, сказав, чтобы она немедленно выезжала. Все, что смогла сделать Вероника - это позвонить Елене Соколовой и купить билет на первый рейс.

Елена Соколова запомнила немногое – только накрытое тело мужчины и яркие приметные кроссовки своего мужа. Больше – ничего.

«Мы познакомились 18 лет назад, еще когда в школе учились. Он был опорой для всей семьи. Мне невероятно повезло, я благодарна Богу, что какую-то часть жизни я прожила именно с этим человеком», - глотая слезы, рассказывала Елена Соколова.

В семье Матвеевых это не первая тяжелая потеря. Недавно у Дениса умер брат.

«Моя свекровь потеряла второго сына тоже, вы представьте себе ее состояние, говорить даже не хочу, - заявила Вероника Матвеева. – Дениса все уважали, он столько объектов в Иркутске построил, рабочие его до сих пор плачут, когда вспомнят. Не говоря уже о семье. У него на попечении находилась его старенькая бабушка. Как мы теперь все будем, я не знаю».

Через неделю заседания по делу Юлии Киселевой возобновятся. Пока, по решению суда, содержание под стражей ей продлили до конца мая 2016 года. Однако адвокат подсудимой уже попросил приобщить к делу медицинское свидетельство, что Киселевой, которая получила в аварии несколько переломов, через полгода показана операция по удалению металлической конструкции в месте перелома.

Мы следим за развитием событий.

Фото "ИркСиб".

 

Мнение авторов комментариев не обязательно совпадает с мнением редакции